«Я тебе сейчас в. бу, и у тебя все пройдет». Срочник из войсковой части в Калининграде рассказал, как офицер пытался упрятать его в «психушку» – Северо-Запад. МБХ медиа
МБХ медиа. Северо-Запад
Сейчас читаете:
«Я тебе сейчас в. бу, и у тебя все пройдет». Срочник из войсковой части в Калининграде рассказал, как офицер пытался упрятать его в «психушку»

«Я тебе сейчас в. бу, и у тебя все пройдет». Срочник из войсковой части в Калининграде рассказал, как офицер пытался упрятать его в «психушку»

У матроса из войсковой части № 32 497 в Калининграде Олега Григи с юности было больное сердце. Чтобы отправить его в армию, врачи из военкомата подменили его электрокардиограмму. Во время службы молодой человек начал падать в обмороки. Замполит части посчитал, что тот симулирует и пообещал «сломать ему жизнь, отправив в психиатрическую лечебницу», однако военно-врачебная комиссия признала правоту срочника. За полгода службы здоровье Олега сильно ухудшилось. Он похудел настолько, что его было сложно узнать. Сейчас Грига не намерен спускать дело на тормозах и привлечь к ответственности всех виновных. В этом разбиралось «Северо-Запад. МБХ медиа».

К службе в армии 22-летний Олег Грига готовил себя с детства. Молодой человек «хорошо» и «отлично» окончил Пермское президентское кадетское училище, потом поступил в Омскую академию МВД. Однако быть полицейским Грига не захотел.

«Хоть учеба и давалась мне легко, с 4-го курса я решил отчислиться по собственному желанию. Мне уже не хотелось связывать свою жизнь с полицией, плюс имелись проблемы со здоровьем. А именно — с сердцем. Тем не менее, после отчисления я еще полгода проработал в полиции — до апреля 2019-го года, пока не получил повестку из военкомата», — рассказывает Грига.

Армии Олег не боялся — за годы учебы в кадетском корпусе и академии у него появился большой опыт строевой подготовки, к тому же, был стаж работы в полиции в звании сержанта. Однако на медкомиссии выяснилось, что у призывника не все в порядке с сердцем.

«В военкомате мне дали перечень анализов, которые необходимо сдать. Все было нормально, кроме одного. Кардиолог сказал, что военкомат обязан отправить меня на дополнительное обследование сердца, потому что моя ЭКГ (электрокардиограмма — прим. „Северо-Запад. МБХ медиа“) оказалась не очень хорошей. Как только я принес свою ЭКГ в военкомат, все врачи сразу встрепенулись. Они выгнали меня из кабинета и стали думать, что со мной делать. В итоге решили, что я полностью годен, и никаких заболеваний у меня нет. А моя ЭКГ — очень чистая, как у здорового человека», — вспоминает Олег.

Самое интересное молодого человека ждало на распределительном пункте, куда его отправили вместе с остальными призывниками.

«В распределителе Омска мы все проходили повторную медицинскую комиссию, нам выдали личные дела, и там я увидел чужую электрокардиограмму. Мне просто взяли и подменили ЭКГ. С плохой — на хорошую. Я, естественно, начал задавать вопросы о том, почему произошла фальсификация документов. Обращался к каждому из медиков, но все они переводили стрелки на последнего врача — терапевта», — рассказал юноша.

В распределительном пункте Олегу начали угрожать психиатрической больницей, если он не перестанет возмущаться. Он пригрозил сотрудникам оглаской в СМИ, а потом позвонил в военкомат терапевту Елене Куцевал. Для разговора он передал трубку терапевту распределительного пункта Ольге Мержинской. Между специалистами состоялся разговор, в ходе которого Куцевал призналась, что из-за суматохи в военкомате ЭКГ действительно могли перепутать и все необходимые документы довезут позже. Однако Мержинской электрокардиограмма была нужна прямо сейчас. (Аудиозапись беседы есть в распоряжении «Северо-Запад. МБХ Медиа»).

«Я его пропустить не могу, он хочет прямо в СМИ заявить, что ему произвели фальсификацию, психиатры тоже заинтересовались. Его надо в дурку передавать», — говорит на записи Мержинская.

«У нас сегодня такой сумасброд был, всего три медсестры работали. Меня муж заберет в четыре часа, и я все подвезу», — ответила Куцевал.

На деле никто не приехал и ничего не привез. По словам Олега, после угроз отправить его в психбольницу сотрудники военкомата начали уговаривать его смириться с чужой ЭКГ в личном деле в обмен на службу в хорошей войсковой части.

«Они сказали мне примерно следующее: „Мы тебя в любом случае отправим служить. Либо будет по-плохому, и ты поедешь на восток в Биробиджан, где температура -40, либо ты по-хорошему перестанешь спорить и отправишься на запад в Калининград“. В общем, они очень сильно начали давить, и я в итоге согласился», — пояснил молодой человек.

Войсковая часть в Калининграде Олегу понравилась, и первое время все было хорошо.

Фото: личный архив Олега Григи

Грига начал работать у замполита дивизии. «Я занимался документацией, распределением телеграмм, написанием отчетов. На мне была вся юридическая составляющая работы замполита, чтобы оперативно отправлять ему фотографии документов», — объяснил Олег.

В начале февраля прошлого года у него стали проявляться симптомы болезни, преследовавшей его еще в кадетском корпусе и академии МВД.

«У меня начались проблемы со здоровьем. Очень сильное жжение в области сердца, начали отниматься ноги. Я чувствовал большую нехватку воздуха. Просто не мог надышаться. Обратился в санчасть, там мне сделали электрокардиограмму — сказали, что ничего страшного нет, и я могу идти дальше служить, однако приступы продолжались», — рассказал молодой человек.

По его словам, через какое-то время его жалобы услышали и все-таки отправили в госпиталь. Туда его повез лейтенант Пашагин. «Перед осмотром он предварительно заходил в кабинет каждого из врачей и говорил следующее: „У нас есть матрос Грига — он симулянт. Не верьте всему тому, что он говорит“. И уже после этого заходил я. Врачи проявили солидарность с Пашагиным и везде писали, что я абсолютно здоров. На обследование меня так и не отправили», — говорит Олег.

Спустя неделю прямо на рабочем месте с ним случился первый обморок. «Я находился в кабинете замполита дивизии. Мне стало не хватать воздуха, и я решил открыть окно. Но, к сожалению, не дошел до него, потому что потерял сознание. Очнулся я от судорог, которыми у меня всегда сопровождаются обмороки, с разбитой головой в луже собственной крови. Подобное у меня происходило и на гражданке. Меня направили в санчасть. Вскоре туда приехало все руководство нашей части и дивизии. Все адекватно оценили ситуацию и сказали, что меня необходимо обследовать. Все, кроме одного…», — рассказывает Олег.

Замполит Леонов продолжал считать, что Грига симулирует болезнь, и его здоровью ничего не угрожает.
«В первую очередь Леонов потребовал мой телефон. Он позвонил моей матери и начал угрожать ей, что если я не перестану прикидываться больным, то меня отправят либо в дисбат, либо на гауптвахту. А если и комиссуют, то только по 17-ой статье — психушка — и жизнь моя после этого будет навсегда сломана», — вспоминает молодой человек.

«Мама была в шоке. Потом он начал названивать моей невесте Маше и говорить ей то же самое. Но на этом майор Леонов не успокоился. Имея на руках мой телефон, он стал заходить в мой аккаунт „ВКонтакте“ и читать абсолютно все переписки. Сначала ему показалось, будто моя девушка беременна, и он выдвинул совершенно идиотскую гипотезу, что именно по этой причине я и упал в обморок. Мне удалось найти способ связаться с Машей, и я попросил ее удалить все переписки и сменить мне пароль на аккаунте, чтобы майор Леонов не имел возможности в него заходить», — рассказывает юноша.

Он подчеркивает, что своими действиями Леонов нарушил как минимум его конституционные права на тайну переписки. После того, как пароль во «ВКонтакте» был изменен, Леонов снова позвонил невесте Олега Марии — его слова довели девушку до истерики.

Тогда Григу во второй раз повезли в госпиталь, где он наконец прошел медицинское обследование. При этом Леонов так и не вернул Олегу отобранный мобильный телефон, оставив срочника без всяких средств связи.

«В госпиталь меня опять повез лейтенант Пашагин. Как только приехали, он сразу же сказал моему врачу о том, что я симулирую, что никаких заболеваний не имею, что меня нужно поскорее вернуть обратно в часть. Именно это и произошло. Врачебная солидарность довела до того, что все мои показатели оказались идеальными».

Олега вернули обратно, но обмороки снова продолжались. После одного из них Леонов предложил солдату альтернативный способ лечения. «Когда я вновь потерял сознание, ко мне пришел майор Леонов и начал меня расспрашивать о том, надумал ли я „нормально служить“ или буду „продолжать симулировать дальше“. Я ответил, что если меня вылечат, то я, конечно, продолжу службу. Если же нет, то буду комиссоваться, потому что в армию я шел не терять здоровье, а получать необходимые навыки для защиты родины», — пересказывает Олег свою беседу с майором.

Такой ответ призывника майора не устроил и, обратив внимание на то, что после обморока у Олега тряслась нога — все приступы сопровождались судорогами — Леонов заявил: «Я тебе сейчас в. бу, и у тебя все пройдет».

«Я на это никак не отреагировал. Тогда он вновь начал угрожать психушкой. Сказал, что очень долго копался в моей переписке, когда у него еще был к ней доступ, и нашел там такую информацию, будто бы однажды после ссоры с девушкой я умышленно сломал себе руку. И это является доказательством того, что я псих и комиссуют меня только лишь по семнадцатой статье. На всю эту ахинею я ответил, что он сам будет привлечен к ответственности, потому что я никогда в жизни не ломал рук и чтобы это доказать мне хватит банального рентгена», — передает разговор Олег.

Тогда Леонов сильно разозлился и спустя время сказал, что в таком случае он «найдет» у юноши в телефоне «пошаговую инструкцию для симуляции всех болезней». «Он сунул мне лист, чтобы я ознакомился с 339 статьей (уклонение от исполнения обязанностей военной службы путем симуляции болезни — прим. «Северо-Запад. МБХ медиа»).

Фото: личный архив Олега Григи

Когда лейтенант Пашагин вновь повез Олега в госпиталь, чтобы добиться проведения объективного обследования, матрос решил обратиться к правозащитникам.

«Пашагин опять начал шутить с врачами и говорить им, что я придурок. Осознав, что и в этот раз ничего не изменится, я решил обратиться к правозащитникам. Как и ожидалось, второе обследование вновь подтвердило, что со мной „все в порядке“, и меня вернули назад в часть», — поясняет юноша.

Руководитель петербургской правозащитной организации «Гражданский щит» Антон Матий подтвердил, что к ним действительно обращался военнослужащий Олег Грига из части в Калининграде.

«Там был вопиющий случай. Мы направили обращения в Военную прокуратуру, Министерство обороны, военно-медицинское управление МО, командующему Западным военным округом и много куда еще», — прокомментировал Матий.

Обращения правозащитников подействовали. Решено было отвезти Григу на военно-врачебную комиссию, чтобы переоценить категорию годности военнослужащего. По сравнению с двумя первыми обследованиями, военно-врачебная комиссия показала диаметрально-противоположный результат. Матрос оказался негодным для военной службы в мирное время.

«У меня обнаружили брадикардию, многие другие проблемы, которые влияли на нехватку воздуха и онемение ног, из-за чего я падал в обмороки. Отсюда вопрос. Как же тогда первые два обследования показали, что я абсолютно здоров?» — спрашивает Олег.

За время, проведенное в госпитале, Олег Грига решил, что в будущем будет заниматься помощью солдатам-срочникам. «Находясь в госпитале создал собственную организацию защиты прав призывников и военнослужащих, для того чтобы искоренить на территории России инциденты, подобные тем, что произошли со мной. Я хочу довести свое дело до конца. Чтобы все виновные были привлечены к ответственности. Начиная от сотрудников омского военкомата, которые подменили мое ЭКГ, и заканчивая майором Леоновым с калининградскими медиками, которые выписывали мне „левые“ заключения, зная, что я болен», — заключил юноша.

Введите поисковый запрос и нажмите Enter.

Сообщить об опечатке

Текст, который будет отправлен нашим редакторам: