«Политическая система страны слаба и боится конкуренции». Покинувшие родину россияне о власти и эмиграции – Северо-Запад. МБХ медиа
МБХ медиа. Северо-Запад
Сейчас читаете:
«Политическая система страны слаба и боится конкуренции». Покинувшие родину россияне о власти и эмиграции

«Политическая система страны слаба и боится конкуренции». Покинувшие родину россияне о власти и эмиграции

В апреле 2018 года 20-летний калининградец Егор Чернюк покинул Россию, уехав сначала в Литву, а потом в США. Самый молодой сторонник оппозиционера Алексея Навального рассказал «Северо-Запад. МБХ медиа», как сотрудники Центра «Э» заставили его уехать из России. Этот текст — продолжение серии публикаций о политической эмиграции россиян

Приход в активизм

«Будучи еще очень юным школьником, летом 2013 года в интернете я наткнулся на мэрскую кампанию Алексея Навального в Москве. Меня сразу поразила ее высокая технологичность и современность: IT-инфраструктура, постоянное документирование кампании в социальных сетях, строгий дизайн-код и так далее. До этого идея, что тысячи молодых людей со всей страны могут приехать помочь харизматичному блогеру-активисту в его выдвижении в мэры города с надеждой на реальные демократические изменения была для меня чем-то невообразимым и вне моего еще сыро сформированного представления о мире.

В детстве у поколения начала нулевых главные ассоциации с русским политическим процессом были связаны больше с шутками про олигархов и знаменитой песней Сергея Шнурова о кандидатах и их сексуальных предпочтениях, чем с возможностью изменить вообще что-либо. Но занятое Навальным второе место на выборах в сентябре 2013 года стало эдаким водоразделом в моей жизни. Я осознал, что запрос на справедливость — это благородно и правильно.

С тех пор я начал интересовался происходящим в стране. Дальше случились несостоявшаяся «Евроманежка», состоявшийся Крым, и, конечно же, убийство Бориса Немцова. Последнее особенно шокировало меня, потому что в то время я как раз помогал организовывать антикризисный марш «Весна» в Калининграде. Это должен был быть мой первый митинг в жизни. Борис Немцов был одним из его главных организаторов. Я помню, как слушал его интервью на «Эхе», а через несколько часов его убили на мосту недалеко от Кремля.

Я продолжал следить за оппозиционной политикой вплоть до начала президентской кампании Навального. Летом 2016 года я закончил школу. Я решил продолжить готовиться и подавать документы заново на следующий год. У меня появилось свободное время заняться чем-то по-настоящему полезным.

Однажды вечером в марте 2017 года я увидел в социальных сетях открытую вакансию координатора для еще не открытого калининградского штаба кампании Навального. Учитывая мой юный возраст — мне только исполнилось 19 — и тотальное отсутствие опыта, никаких надежд у меня на получение работы не было. Но тут прошло одно интервью. Затем следующее. Уже в конце мая 2017 меня принимают, и я становлюсь самым молодым координатором кампании.

Давление силовиков

Прямые угрозы начались еще до открытия штаба 6 июля 2017 года. В первые недели работы мне и моим сотрудникам вандалы исписывали входы в подъезды, угрозами и нацистской символикой. Несколько ночей подряд кто-то обстреливал окна моей квартиры из пейнтбольного оружия. После открытия штаба туда постоянно начали приходить сотрудники полиции и Центра «Э», они обыскивали офис в поисках агитационных материалов.

В августе 2017 утром я проснулся от звонка отца. К нему домой приехали 10 сотрудников полиции по борьбе с экономическими преступлениями, МЧС и Центра «Э». Отец на тот момент вел небольшой airbnb бизнес, и на него попытались возбудить уголовное дело за незаконное предпринимательство. Помимо этого, его девушке, владелице участка на котором они жили, пригрозили отъемом земли. Так местные силовики пытались побудить меня уйти с поста координатора штаба Навального. Через полтора месяца моей работы в штабе ночью мне в обстрелянное краской окно кинули кирпич.

Давление продолжалось на протяжении всей президентской кампании Навального. Еженедельные обыски в штабе стали рутиной. В августе 2017 во время нашей агитации в парке на меня и активистов нападали неизвестные в масках с ножами. Все это время полиция никак не реагировала на происходящее и никогда не отвечала на наши заявления и жалобы. 14 марта 2018, меньше чем за неделю до выборов, меня задержали и решением судьи Московского районного суда Юлии Гимазитдиновой арестовали на 10 суток за «создание помех транспортному движению и пешеходам» на «забастовке избирателей« в Калининграде 28 января 2018. Арест я отбывал в спецприемнике МВД.

Фото предоставлено Егором Чернюком

За активизм угрожали призвать в армию

В начале сентября 2017 по просьбе моей семьи я пошел на встречу в центр по противодействию экстремизму местного УВД. Заместитель начальника Алексей Загоскин с двумя неизвестными сотрудниками прямо поставил ультиматум: либо я соглашаюсь с ними сотрудничать, либо они сделают все, чтобы засунуть меня в армию. Я, конечно же, им отказал, и из-за этого мне и моему заместителю Олегу Алексееву в штаб начали приносить повестки в военкомат, процесс вручения повесток они снимали на камеру. В июне 2017 Алексеева отчислили с третьего курса Балтийского федерального университета (БФУ им. И. Канта) якобы за прогулы и попытку купить часы занятий по физкультуре, которые он пропустил. Он считает, что его выгнали из-за участия в антикоррупционном митинге 26 марта 2017 «Он вам не Димон».

Нарушая законодательство о призыве на военную службу, сотрудники военкомата и Центра «Э» в течение следующих семи месяцев строили против меня и Алексеева уголовное дело по ст. 328 УК — уклонение от призыва на военную службу. Мы пытались по максимуму отложить этот процесс, но любые документы о болезнях, позволяющие нам не идти в армию, полностью игнорировались. К счастью, от Олега потом отстали.

7 марта 2018 года, на следующий день после моего дня рождения, силовики пришли за мной в штаб и отвезли в Следственный комитет, где сообщили, что с 2015 года я годен к призыву без ограничений.

Решение об эмиграции

Ранним утром 19 апреля 2018 года ко мне домой пришли сотрудники Центра «Э» Артем Громов и Роман Романов. Они показали документы о следственных действиях в рамках возбужденного на меня уголовного дела по ст. 328 УК и отвезли в военкомат. Там вне очереди начали водить по всем врачам, которые в свою очередь ставили мне категорию «А» (Годен к военной службе без ограничений) демонстративно игнорируя мои жалобы на здоровье. Когда меня завели к психиатру, врач спросила, есть ли какие-либо жалобы. Потом вышла из кабинета и вернулась с сотрудниками Центра «Э». Они сопроводили меня к главврачу, где под диктофон поставили очередной ультиматум: либо я соглашаюсь лечь в психиатрическую больницу на осмотр, и мне дают повестку на опрос в Следственный комитет на утро 20 апреля, либо я не соглашаюсь, и меня сразу везут в Следственный комитет.

Я согласился лечь в больницу в мае, тем самым выиграв немного времени до следующего утра. Выйдя из военкомата, я сразу же написал в федеральный штаб Навального, спросив у юристов совета. Посовещавшись с юристом ФБК Иваном Ждановым и адвокатами, я пришел к нетрудному выводу — необходимо уезжать прямо сейчас. Потом я позвонил отцу, объяснил всю ситуацию. Он все понял и согласился с моим решением уехать.

Я вернулся домой, собрал документы, немного вещей, и поехал на автовокзал, чтобы купить билет на автобус до Вильнюса. Опоздав на рейс, я позвонил одному волонтеру и попросил его отвезти меня на границу России с Литвой. Где-то в три часа ночи 20 апреля 2018 года я пересек границу и направился в Клайпеду.

О жизни эмигранта в Америке

Прилетев три года назад в Америку из Прибалтики по студенческой визе, перед началом учебы я остановился у семьи русских иммигрантов, которые давно живут здесь и внимательно следят за политической ситуацией в России. Постоянно удивляюсь доброте людей и их желанию помочь в трудную минуту. Они меня увидели в документальном фильме Андрея Лошака на «Дожде» и предложили остановиться у них перед тем, как начнется осенний семестр.

Еще до отъезда и уголовных дел я поступил в американский университет как обычный абитуриент. На момент отъезда из России я уже был официально зачислен в вуз. Для иностранных студентов в Америке поступление в университет ничем не отличается от процесса, через который проходят местные старшеклассники.

После окончания школы я готовился к SAT — американским вступительным экзаменам — и ездил сдавать их в Вильнюс и Москву.

В итоге меня взяли в несколько университетов, я выбрал Swarthmore College. Это очень академически ориентированный вуз под Филадельфией. Многие выпускники оттуда идут в аспирантуру и становятся профессорами и учеными. Как достаточно ленивый парень из обычной русской школы, я решил засунуть себя в одну из самых трудных программ в США. С начала учебы я живу в кампусе университета под Филадельфией, периодически проводя время в Нью-Йорке. На данный момент я изучаю когнитивистику и экономику, оканчиваю колледж Swarthmore в следующем году.

Про отношение к закрытию штабов Навального и ФБК

Постоянно сталкиваясь с прессингом и понимая настоящие мотивы власти, я никогда не удивлялся действиям людей во власти. Так же и сейчас. Мне кажется, что нынешние события — это логическое продолжение политики российских элит. Они очень прямолинейны и всегда отвечают на успех оппозиции с удвоенной силой. И закрытие штабов, и отравление Навального, и объявление ФБК экстремистской организацией — это показатели того, что система очень слаба и боится экспоненциально растущей конкуренции со стороны оппозиции.

Быстро разросшаяся политическая инфраструктура вокруг Навального — удивительный феномен, который никто не может отрицать. Несмотря на происходящее, включая отъезды тысяч активистов за границу и разгром вообще всего, я уверен, что команда Навального поступательно двигается к победе.

За последние годы мы научились адаптироваться к действиям силовиков. На государственную монополию СМИ граждане России ответили самым прогрессивным и независимо мыслящим сегментом интернета на планете. Таким же образом мы сумеем адаптироваться к нынешним трудностям и в конечном счете обязательно победить. Люди никуда не делись, и они будут продолжать бороться за светлое будущее России хоть из Санкт-Петербурга, хоть из Грузии, хоть откуда-то еще.

О России будущего

Живя за границей ты по-настоящему осознаешь, насколько уникален и талантлив русский народ. Русский человек обладает необычайным уровнем личной свободы и открытости. Я глубоко убежден, что мы — неотъемлемая часть западной цивилизации. В ближайшие десятилетия страна должна будет сделать выбор: либо мы примем свою европейскую идентичность и начнем развиваться как свободная, демократическая страна, либо мы окончательно погрязнем в деспотизме и продолжим стремительно вымирать и беднеть. В нашей ситуации других вариантов не существует.

Несмотря на постоянно ухудшающуюся ситуацию в стране, я верю, что Россия выберет первый путь. Как только это произойдет я, как и миллионы других русских, кто был вынужден уехать, сразу же вернусь на родину, чтобы строить прекрасную Россию будущего. Нам предстоит проделать очень много работы, но оно определенно стоит того. Все самое прекрасное, что случилось в моей жизни, так или иначе связано с Калининградом и Россией. Я не могу не хотеть вернуться.

Введите поисковый запрос и нажмите Enter.

Сообщить об опечатке

Текст, который будет отправлен нашим редакторам: