Архангельский активист Дмитрий Батуро: «Уехал, опасаясь тюрьмы» – Северо-Запад. МБХ медиа
МБХ медиа. Северо-Запад
Сейчас читаете:
Архангельский активист Дмитрий Батуро: «Уехал, опасаясь тюрьмы»

Архангельский активист Дмитрий Батуро: «Уехал, опасаясь тюрьмы»

В апреле 28-летний сторонник Алексея Навального из Архангельска Дмитрий Батуро из-за угроз со стороны Центра «Э» вынужден был уехать в Польшу. «Северо-Запад. МБХ медиа» попросил активиста рассказать, что заставило его решиться покинуть Россию. Этот текст — продолжение серии публикаций о политической эмиграции из России. Ранее мы рассказывали об эмигрантах из Ульяновска, Тулы, Саранска, Чапаевска, Чебоксар и Саратова.

О приходе в протест

10 декабря 2011 года, сразу после выборов в Госдуму, я пришел на митинг оппозиции в Вологде. После этого через интернет познакомился с ведущими общественными деятелями области. Тогда митинги в регионе проводил общественно-политический клуб. Туда входили, одно из сильнейших — и тогда и сейчас — региональных общественных движений «Движение Вместе» во главе с Евгением Доможировым, отделение партии Яблоко, члены местного «Парнаса», коммунисты, националисты, градозащитники, а также неравнодушные граждане. Приходили даже единороссы «решать как дальше быть».

В 2011—2012 годах я начал участвовать в организации митингов «За честные выборы» в Вологде. Ездил на «Марш миллионов» в Москву в июне 2012. Тогда нас пытались снять с поезда сотрудники Центра «Э» Вологодского УВД. После этого началось их давление, чтобы меня отчислили, на администрацию Вологодского государственного педагогического университета, где я учился на соцработника. Несмотря на это, я продолжал участвовать в протесте в качестве организатора и активиста, был наблюдателем на местных выборах в 2015—2016 годах. В 2017—2018 оказывал помощь штабу Навального (признана судом экстремистской организацией) в Архангельске, проводил акции.

Переезд в Москву

В 2018 я переехал в Москву и познакомился с активистами Бессрочного протеста. Мы несколько месяцев ежедневно устраивали уличные акции в столице. 6 октября 2018 меня задержали у мэрии, когда я вместе с другими бессрочниками хлопал в ладоши. В автозаке сотрудник полиции ударил меня в печень с колена за то, что после моего уточнения, задержан ли я, и его молчания, я спросил: тогда я могу идти? И сделал шаг в сторону выхода из автозака. После избиения я на неделю с острым панкреатитом попал в институт Склифосовского. Затем еще два-три месяца восстанавливался.

13 августа 2019-го меня задержали у здания второго оперативного полка ГУ МВД России по Москве за пикет с требованием выдачи для задержания полицейского Сергея Цыплакова, ударившего на митинге 10 августа активистку Дарью Сосновскую. Меня доставили в отдел полиции Очаково-Матвеевское. Там полицейские душили меня, таскали за руки, за ноги, за горло и в конце концов кинули на бетонный пол камеры. После этого меня на скорой доставили из полиции в больницу. В документах о доставлении в больницу было написано, что меня забрали не из отдела полиции, а из квартиры.

ТикТок

В 2020 я начал вести ТикТок-канал, посвященный протесту, в первые месяцы набравший до 2 млн просмотров. После возвращения 17 января этого года домой в архангельский Североонежск из Польши, где работал комплектовщиком, меня задержали.

По оперативным материалам московского Центра «Э» я проходил как организатор митингов 23 января за освобождение Алексея Навального, как раз с помощью ТикТок-канала. Я провел двое суток в камере отдела полиции, ожидая заседания Плесецкого районного суда, который 24 января оштрафовал меня на 20 тысяч рублей по ч.2 ст. 20.2 КоАП.

На следующий день после суда я почувствовал ужасное ухудшение здоровья, у меня случились панические атаки одна за другой, бессонница, головные боли, температура. Я ощущал, что будто был чем-то накачан. Подозревал отравление в отделе полиции. Мои архангельские лечащие врачи — терапевт и невролог — подтвердили панические атаки, однако их причину назвать не смогли. Два месяца я находился в таком состоянии, лечился в Архангельске. В это время узнал из СМИ о своем включении в список «санитарного дела», слитого с допроса Любови Соболь.

Перед акцией за освобождение Навального, 31 января, меня задержали в Архангельске. Майор полиции Алексей Огорелков прямо мне сказал: «Я хочу, чтобы ты свалил из моего города!». В итоге ночь до суда я провел в камере. Там я имел странный разговор с еще одним оперативником угрозыска. Он хотел узнать, сам ли я веду свой канал в ТикТок.

31 января Ломоносовский районный суд Архангельска за нарушение ч.2 ст. 20.2 КоАП арестовал меня на восемь суток, обвинив в организации митинга 31 числа в Архангельске и призывах к участию в нем граждан через ТикТок. Меня, проходящего лечение, с температурой и паническими атаками отправили в ИВС местного УВД. Там я объявил сухую голодовку, добившись через день освобождения под подписку о явке до выздоровления.

14 февраля я еще проходил лечение, однако полиция задержала меня, когда я светил фонариком в одном из архангельских дворов на акции в поддержку Навального. В нарушение подписки о явке до выздоровления, находившийся на лечении с отсутствием улучшения состояния, паническими атаки и температурой, что подтвердили вызванные в отдел полиции врачи скорой, я отправился досиживать срок в изолятор временного содержания. И вновь объявил сухую голодовку. Не ел, не пил даже воду неделю. Требуя от полиции соблюдения подписки о моей явке до выздоровления. Несмотря на несколько вызовов скорых, панические атаки, бессонницу, температуру, тахикардию и низкое давление, администрация ИВС не выпустила меня.

Отъезд

Когда сторонники Навального объявили о проведении митингов 21 апреля, я принял решение уехать из страны. 20 апреля выехал из Москвы в направлении белорусской границы, откуда перебрался в Польшу.

Решение уехать я принял спонтанно. Я знал, что надо мной висит угроза «дадинской» статьи и «санитарного дела». Я понимал, что если промедлю, силовики найдут, за что меня задержать перед митингами 21 апреля. И не ошибся. В день, когда я выезжал из страны, мне позвонила мама и сказала: «Дима, ко мне домой поднимается полиция!». Оперативники интересовались у нее, где я нахожусь. К эмиграции в Польшу мои родственники отнеслись с пониманием, зная, что мне грозит тюрьма останься я в России.

О Польше

В прошлом году, до отъезда, я работал в Польше комплектовщиком. Домой я приехал в отпуск зимой 2021 и сделал рабочую польскую визу, собираясь снова ехать туда на заработки. Поэтому выехать в Польшу мне было несложно.

Сейчас я по рабочей визе работаю в одном из городов Польши. Занимаюсь утеплением крыш, планирую поступать здесь на второе высшее образование в университет. Веду свои ТикТок, YouTube и Telegram -каналы, вскоре планирую проект, связанный с жизнью в Польше, ее историей и архитектурой. Хочу показать, какой может быть страна без казнокрадов, жуликов и убийц у власти. Мое дело против России за избиение в октябре 2018 года полицейским в Москве рассматривает Европейский суд по правам человека в Страсбурге. Уверен, что решение будет в мою пользу.

О ситуации в России

К тому, что сейчас происходит в России, я отношусь крайне отрицательно. Как и любой адекватный человек, я против репрессий, убийств, преследований по политическим мотивам и за высказывания. Закрытие штабов Навального и ФБК (признан судом экстремистской организацией) не решит проблему власти. Ее решит отказ от коррупции, мирная передача власти политическим силам, победившим на честных конкурентных выборах в соответствии с Конституцией, честные выборы и задержание для независимого суда всех, кто замешан в тяжких преступлениях против своего народа. Закрытие штабов и ФБК: очередное преступление, которое только ухудшает положение власти.

Об оппозиции и будущем России

Активность оппозиции в России я оцениваю очень высоко. Быть может, ей не хватает большей консолидации. Но, думаю, что все сейчас к этому идет и история с умным голосованием очень хороша в этом контексте. Несмотря на репрессии, эмиграцию активистов, давление, несистемная оппозиция за последние годы набрала вес в обществе. Мы побеждаем в интернете, среди молодежи, практически построили гражданское общество, находясь под постоянным и жесточайшим давлением силовиков. Наши труды не пройдут зря, все это даст плоды, как бы власть не пыталась нас задавить. Власть пропустила момент, теперь мы, вместе с гражданским обществом и с миллионами порядочных и неравнодушных людей, против них и победа будет за нами.

Россия будущего для меня: процветающее государство со свободой слова, независимыми судами, честными и конкурентными выборами. Страна, развивающая свой неограниченный потенциал, экономический, технологический социальный, культурный и духовный локомотив мирового развития! Это наша будущая страна. Как говорит Алексей Навальный: «прекрасная и счастливая Россия будущего». И мы сделаем все, чтобы её построить!

Я хотел бы вернуться в Россию, и обязательно вернусь, но, когда точно и при каких обстоятельствах, мне пока сказать сложно.

Введите поисковый запрос и нажмите Enter.

Сообщить об опечатке

Текст, который будет отправлен нашим редакторам: