«Гибнут наши дети». Через 2 года после теракта у ФСБ в Архангельске силовики продолжают «охоту» на пользователей соцсетей – Северо-Запад. МБХ медиа
МБХ медиа. Северо-Запад
Сейчас читаете:
«Гибнут наши дети». Через 2 года после теракта у ФСБ в Архангельске силовики продолжают «охоту» на пользователей соцсетей

«Гибнут наши дети». Через 2 года после теракта у ФСБ в Архангельске силовики продолжают «охоту» на пользователей соцсетей

Два года прошло со взрыва у здания ФСБ в Архангельске, где 17-летний местный житель Михаил Жлобицкий, выступая против фабрикации уголовных дел и пыток людей, взорвал себя и ранил троих сотрудников. За это время больше 20 россиян из разных регионов были привлечены к ответственности по статье об оправдании терроризма из-за комментариев в соцсетях. Чаще всего — безобидных. «Северо-Запад. МБХ медиа» вспомнил наиболее громкие дела, фигуранты которых получали реальные сроки и крупные штрафы.

В начале февраля 46-летний программист из Иркутска Дмитрий Надеин, только отбывший 10 суток ареста из-за участия в акции в поддержку Навального, получил уведомление о возбуждении против него уголовного дела из-за комментария во «ВКонтакте».

Надеина подозревают по статье об оправдании терроризма — ч. 2 ст. 205.2 УК. По версии следствия, 21 ноября он опубликовал у себя на странице во «ВКонтакте» новость агентства «Интерфакс» о том, что военный суд приговорил жительницу Калининграда к крупному штрафу за оправдание «архангельского террориста». При этом Надеин сопроводил новость комментарием о том, что у сотрудников ФСБ нет других дел, кроме как «бегать по соцсетям и искать» репостнувших сообщение о теракте.

Надеин стал 22-м гражданином России, против которого возбудили уголовное дело из-за репоста в соцсети сообщения об архангельском теракте.

Первое дело

Первым человеком, на которого завели уголовное дело за якобы оправдание поступка Жлобицкого, стал 24-летний анархист из Калининграда Вячеслав Лукичев. Его задержали спустя несколько дней после взрыва в Архангельске. Четыре месяца Лукичев провел в СИЗО за то, что опубликовал в своем Telegram-канале чужую статью, посвященную Жлобицкому. Публикация заканчивалась словами «вечная память герою». На суде калининградский анархист признал вину, но подчеркнул, что текст был неправильно понят.

«В самой статье, которую я разместил, очень много говорилось о том, что по пути подрывника не следует идти и прибегать к подобным действиям», — объяснял он.

Суд признал Лукичева виновным по ч. 2 статьи 205.2 УК — оправдание терроризма — и оштрафовали на 300 тысяч рублей. Сам он рассказывал «МБХ медиа», что думал, что ему дадут реальный срок. Он также рассказал, что во время одного из допросов его избивали шестеро силовиков.

Вячеслав Лукичев. Фото: Новый Калининград

Резонанс

Дело псковской журналистки Светланы Прокопьевой стало самым громким из всех случаев, связанных с оправданием терроризма в России. Ее уголовное преследование началось после того, как в радиоэфире своей авторской передачи «Минута просветления» на «Эхо Москвы в Пскове», она связала устроенный Жлобицком теракт с социальной и политической обстановкой в стране. Прозвучавший 7 ноября 2018 года по радио текст на следующий день вышел также на сайте информагентства «Псковская лента новостей» под заголовком «Репрессии для государства». Спустя три месяца в отношении Прокопьевой было возбуждено уголовное дело об оправдании терроризма.

Прокурор Наталья Мелещеня запросила для журналистки шесть лет колонии общего режима, что вызвало большой резонанс не только в России, но и в мире. За Прокопьеву вступились правозащитники Human Rights Watch, ОБСЕ, «Мемориал», Amnesty International, «Репортеры без границ», Совет по правам человека и Союз журналистов России. Петиция в ее защиту собрала более 150 тысяч подписей. 50 российских СМИ опубликовали у себя открытое письмо Прокопьевой «Семь лет за две страницы текста».

Тюремного срока в итоге удалось избежать, но Прокопьеву все равно признали виновной. Ее оштрафовали на 500 тысяч рублей. Прокопьева стала первой российской журналисткой, получившей наказание по статье об оправдании терроризма.

Светлана Прокофьева. Фото: rus.azattyk.org

Реальный срок

Пятеро россиян получили реальные сроки за публикации в соцсетях записей, в которых суд нашел оправдания действиям архангельского студента.

Больше всех из них от российского «правосудия» пострадал житель Калуги Иван Любшин — он написал во «ВКонтакте» комментарий, в котором назвал Жлобицкого героем. Суд приговорил Любшина к пяти годам и двум месяцам колонии общего режима. Любшин заявлял, что во время задержания его избили сотрудники ФСБ. Следственный комитет отказался возбуждать уголовное дело по факту избиения силовиками, несмотря на зафиксированные медиками многочисленные гематомы на теле мужчины.

Сергей Арбузов. Фото: Иван Любшин / ВКонтакте

Аналогичная история произошла с жителем Вологды Сергеем Арбузовым. На следующий день после взрыва в приемной ФСБ он написал в одном из пабликов во «ВКонтакте», что восхищен поступком Жлобицкого.

«Вот кому звание герой России давать надо, себя не пожалел. Я лишь выразил восхищение этим человеком. А мы так всегда будем просто тут тереть и молчать вслух», — говорилось в комментарии Арбузова.

Несмотря на признание вины, сотрудничество со следствием и наличие двух малолетних детей, Арбузову дали пять лет строгого режима.

На один год меньше за пост во «ВКонтакте» получил блогер из Краснодарского края Валерий Климченко. Его земляку — жителю Сочи Александру Соколову — дали за аналогичное преступление 2,5 года общего режима.

22-летний житель Тольятти Александр Довыденков оказался единственным, кто сел за публикацию в Twitter, а не во «ВКонтакте». В своем аккаунте под именем «Малыш на драйве» Довыденко разместил фотографию последствий взрыва в Архангельске, похвалил Жлобицкого и посетовал на отсутствие жертв со стороны сотрудников ФСБ. Свою вину на суде Довыденков признал, после чего суд приговорил его к году колонии.

Сталинский сокол

Александр Коваленко из Петербурга стал самым старшим россиянином, против которого завели уголовное дело после теракта в Архангельске. Под именем Stalinsky Sokol во «ВКонтакте» 68-летний пенсионер назвал Жлобицкого «героем новой России, освобожденной от ига иудейского», и предрек ему общественное признание в будущем, когда именем Жлобицкого будут называть улицы и школы. Суд назначил пенсионеру два месяца домашнего ареста.

Поэт

Павел Зломнов из Петербурга оказался единственным, кого судили не за публикацию в интернете. В момент совершения Жлобицким теракта, Зломнов уже находился в СИЗО по другому делу. По версии следствия, узнав новость о взрыве в Архангельске, Зломнов сочинил стихотворение, в котором воспел Жлобицкого, назвав его «настоящим народным героем». Свои стихи он рассказывал сокамерникам. Мерой пресечения Зломнову избрали домашний арест, из-под которого он в итоге сбежал.

Павел Зломнов. Фото: из семейного архива Зломновых

Оправдание

Единственный хэппи-энд был у дела пенсионерки из Челябинска Галины Гориной. 59-летняя активистка экологического движения «СТОП ГОК» репостнула себе на страницу во «ВКонтакте» новость о теракте в Архангельске, сопроводив его надписью «гибнут наши дети».

После этого у Гориной в квартире прошел обыск. Также была проведена психолого-лингвистическая экспертиза, которая нашла в репосте признаки оправдания террористического акта. Однако следствие не усмотрело в действиях пенсионерки преступного умысла. Дело было прекращено.

Введите поисковый запрос и нажмите Enter.

Сообщить об опечатке

Текст, который будет отправлен нашим редакторам: