«Ходатайство отклонить». В Петербурге адвокат по делу «Сети» попытался допросить следователя ФСБ, но ему помешал судья – Северо-Запад. МБХ медиа
МБХ медиа. Северо-Запад
Сейчас читаете:
«Ходатайство отклонить». В Петербурге адвокат по делу «Сети» попытался допросить следователя ФСБ, но ему помешал судья

«Ходатайство отклонить». В Петербурге адвокат по делу «Сети» попытался допросить следователя ФСБ, но ему помешал судья

В Петербурге 1-й Западный окружной военный суд на выездном заседании продолжил рассматривать дело «Сети». 25-летний программист Виктор Филинков и 28-летний промышленный альпинист Юлий Бояршинов обвиняются в участии в «террористическом сообществе „Сеть“» — часть 2 статьи 205.4 УК. На этом заседании допросили следователя УФСБ по Петербургу и Ленинградской области Геннадия Беляева, который участвовал в задержании молодых людей. О его допросе ходатайствовали защитники на прошлом заседании.

Адвокаты сразу спросили у Беляева, каким образом текст протокола допроса Филинкова получился сходным с текстом протокола опроса Филинкова, составленного оперативником Бондаревым.

Сотрудник ФСБ на прямые вопросы отвечал сухо: «Протокол составлялся в режиме вопрос-ответ», «Заготовленной фабулы для составления протокола не было». Он не стал признаваться в том, что поправлял протокол опроса, который составил его коллега Бондарев. Также Беляев заявил, что оснований для оговора Филинкова у него нет. На это подсудимый возразил и сказал, что допрос был сфальсифицирован оперативником.

Вопрос адвокатов о том, какие меры психологического или физического воздействия применяли оперативники, судья отклонил. Из следов телесных повреждений Беляев заметил на Филинкове лишь царапину.

Обвиняемые Виктор Филинков (слева) и Юлий Бояршинов (справа) во время заседания суда Фото: Френкель/Коммерсантъ

Также адвокаты постарались выяснить у Беляева, как он приобщил основное «доказательство вины» подсудимых, не изучив их. Речь идет о так называемых правоустанавливающих документах террористической организации: «Положение» и «Съезд 2017».

Эти файлы были обнаружены на ноутбуке фигуранта дела Ильи Шакурского и жестком диске Армана Сагынбаева. Сторона защиты с помощью специалиста установила, что документы на этих устройствах были созданы одновременно и одним и тем же пользователем — под именем shepelev. Эксперт установил, что файлы «Положение» и «Съезд 2017» были отредактированы после ареста владельцев электронных носителей. Адвокаты уверены, что файлы редактировал сотрудник пензенского управления ФСБ по фамилии Шепелев.

— Перед тем, как определить приобщать документ к материалам дела или не приобщать, вы его исследовали? — спросил адвокат Виталий Черкасов.

Вопрос был тут же снят судьей.

— Приобщен и приобщен. Дальше, — сказал судья. — Оценку доказательствам дает суд.

— Вы обратили внимание, что протоколом осмотра предметов не было исследовано содержимое полимерных мешков и пакетов, которые были упакованы в ходе обыска в жилищах Сагынбаева и Шакурского?

— Я попрошу задавать вопросы по существу дела. Если документы были приобщены, значит, они приобщены. Оценку им будет давать суд: насколько они достаточны, допустимы и соответствуют требованиям уголовно-процессуального кодекса. Это не вопросы к следователю. Он посчитал их нужным приобщить — он их приобщил, — ответил вместо оперативника судья.

— Исследовали ли вы копии протоколов, которые были получены вами и приобщены к делу? — спросил у Беляева Черкасов.

— Какие вопросы к следователю Беляеву? Документы поступили, их приобщили. Вопросы по существу задавать, а не обо всем, — снова ответил судья, не дав слово силовику.

— Уважаемый суд! Мы хотим выяснить с помощью этого свидетеля, каким образом он ссылается на вещественные доказательства, которых не было в деле. Жесткого диска не было в том пакете, — заявил Черкасов.

В связи с тем, что внятных ответов ему получить не удалось, он ходатайствовал об истребовании и анализе файлов на ноутбуке Шакурского и на жестком диске Сагынбаева. Также защитник попросил предоставить постановление о заключении под стражу обоих фигурантов «пензенского дела». Суд отклонил ходатайства защитника в том числе и потому, что «обвинение не связано с изготовлением этих файлов».

Кроме того, Черкасов попросил суд признать недопустимыми доказательствами протоколы осмотров предметов, среди которых ноутбук Шакурского и жесткий диск Сагынбаева. Однако суд снова отклонил ходатайство.

Как пояснил Черкасов «Северо-Запад. МБХ медиа», на этих файлах основывается все обвинение, и без их исследования трудно защищать подсудимых.

— Вы понимаете, что это главные вещественные доказательства. «Свод „Сети“» и «Протокол съезда» указывает на то, что было некое сообщество, которое закреплено уставными документами. Но мы с ними не знакомы и не можем обоснованно защищать подсудимых. Нас познакомили с производными от этих доказательств — с некими процессуальными документами, которые имеют серьезные существенные глобальные нарушения уголовно-процессуального законодательства. Мы обращаем внимание суда и гособвинителя на эти нарушения, но мы не видим понимания в их глазах, хотя часть этих нарушений имеют признаки откровенной фальсификации, допущенные сотрудниками УФСБ по Пензенской области. Мы хотим узнать, как эти доказательства появились в материалах дела. Как нам доказывать обратное, если от нас скрывают основные доказательства? — пояснил Черкасов.

Он также отметил, что следователь Беляев, вопросы к которому постоянно снимал судья, должен оценивать доказательства, которые подшивает в дело.

— Он — следователь, а не безвольный исполнитель — что ему поступило из другого региона, то он, не задумываясь, включает в дело. Здесь все на уровне шарлатанства. Есть, к примеру, свидетели того, что кошелек положили в чемодан, а чемодан закрыли на внутренний замок. Все понимают, нужно открыть чемодан и достать кошелек. А у нас получается: изъят предмет, помещен в упаковочный материал, опечатан, а потом он предоставляется в качестве доказательства, хотя он поступил в неупакованном виде. Потом уже, спустя полгода, в деле появляется протокол осмотра этого полимерного мешка. Беляев ссылается на него как на недостающее звено. Но осмотр мешка произведен через полгода. Кроме того, в этом протоколе нет сведений о жестком диске, — рассказал Черкасов.

Он отметил, что законы соблюдаются лишь формально: «Есть протоколы, а какого содержания эти протоколы, мы не будем исследовать, так как их составило уполномоченное должностное лицо».

— Если суд возьмет на себя ответственность прикрыть все эти процессуальные нарушения, граничащие с признаками фальсификации, то будет страдать уже авторитет судебного органа. Ведь это все очевидно, и обществу будет повод критиковать судебную власть, которая не отстранилась от нарушителей закона в погонах и стала с ними в один ряд. У меня все-таки имеется какая-то надежда на то, что суд не захочет на себя принять такую роль, — сказал поделился адвокат.

Других приглашенных участников составления протоколов на заседании опросить не удалось. Пензенские сотрудники ФСБ Шепелев и Токарев оказались больными, а петербургский оперативник Бондарев — в командировке. Суд будет пытаться вызвать их снова.

На этом заседании Филинков ходатайствовал о назначении технической экспертизы по USB-накопителю, который содержит анонимную операционную систему Tails. Филинков сказал, что следствие утверждало: он пользовался именно этой системой. Однако сам он это отрицает. По его словам, система на флешке оказалась случайно. «Я не пользовался этой оперативной системой. Лишь записал ее на флешку приблизительно 20−22 января 2018 года. Случайно — так совпало», — рассказал он на заседании. Суд отклонил ходатайство Филинкова.

Следующее заседание назначено на 3 июня. На нем должны допросить Бояршинова.

Всего по делу «Сети» проходят 11 фигурантов из Пензы, Петербурга и Москвы. Дело расследует ФСБ с осени 2017 года. По версии следствия, молодые люди с анархистскими убеждениями объединились в сообщество, чтобы устроить теракты во время выборов президента и чемпионата мира по футболу и дестабилизировать обстановку в России. Сообщество «Сеть» было включено в федеральный список террористических организаций.

В январе 2019 года обвиняемый по делу «Сети» петербуржец Игорь Шишкин полностью признал свою вину и был осужден на 3,5 года колонии общего режима. 10 февраля 2020 года Приволжский окружной военный суд на выездном заседании в Пензе приговорил семерых подсудимых к срокам от шести до 18 лет лишения свободы. Они вину не признали и говорили, что дали следователям признательные показания под пытками. Адвокаты подали апелляционные жалобы на приговор суда.

Введите поисковый запрос и нажмите Enter.

Сообщить об опечатке

Текст, который будет отправлен нашим редакторам: