Тайные виды на Северную Самарку. Как жители Ленобласти борются против гигантского мусорного полигона – Северо-Запад. МБХ медиа
МБХ медиа. Северо-Запад
Сейчас читаете:
Тайные виды на Северную Самарку. Как жители Ленобласти борются против гигантского мусорного полигона

Тайные виды на Северную Самарку. Как жители Ленобласти борются против гигантского мусорного полигона

«Северная Самарка» — огромный переполненный мусорный полигон, размещенный на болотах Всеволожского района Ленинградской области в далекие 70-е. Всего девять километров отделяют его от Петербурга, в воды которого из-под свалки стекает токсичный фильтрат. Кругом стоит запах гнили, люди болеют, а надзорные органы либо игнорируют местных жителей, либо признаются в своей мнимой беспомощности. Сегодня работу полигона намерены приостановить на 90 суток, но никак не закрыть. Экологи готовы объявить здесь режим ЧС, а жители намерены перекрывать дороги и игнорировать голосование о поправках в Конституцию. Как это взаимосвязано и чем грозит мусорная гора городу и области, выяснила корреспондент «Северо-Запад. МБХ медиа».

Вепсы, запах тухлых яиц и братская могила

Сегодня у подножия мусорного полигона «Северная Самарка», который находится во Всеволожском районе Ленинградской области, собрался исключительно женский коллектив. В окрестностях чувствуется стойкий запах тухлых яиц, а речь активисток сопровождает раскатистый гвалт птиц, парящих над кучей отходов. Фудзияма, как иронично полигон называют местные жители, достигает 70 метров в высоту. Высказать недовольство свалкой около СНТ «Эскалатор» приехала представитель Общественного совета деревни Ёксолово Лариса Мухина. Женщина живет в 8 километрах от «Северной Самарки» и уверяет, что вонь от свалочных газов доходит до ее деревни тоже. Она рассказывает, что из-за гигантских размеров свалки у населения не работают телефоны и интернет — полигон перекрывает собой сотовые вышки. Оглядываюсь по сторонам — болото, камыши и бродячие собаки. Идем вдоль рукотворной горы по бывшей узкоколейной железной дороге, на которой до сих пор можно наткнуться на гнилые деревянные шпалы, а еще на мертвых птиц. От пернатых остались только белые обглоданные крылья, с деревьев небрежно свисают полиэтиленовые пакеты. Мухина напоминает, что вокруг находятся болота, а значит, размещение полигона на такой территории противозаконно, что соответствует 57 статье Водного кодекса РФ. Полигон находится в окружении СНТ и ИЖС, жители которых регулярно жалуются на зловоние и проблемы со здоровьем. Оппоненты активистов утверждают, что они самовольно поселились рядом с «Северной Самаркой». Однако жительница СНТ Ирина Погибельная рассказала, что задолго до размещения полигона здесь уже жили люди. Население составляли вепсы — малочисленный финно-угорский народ. Во время Великой Отечественной войны на его территории шли бои, а полигон разместили только в 70-х годах прошлого столетия.

«На территории всего массива можно найти воронки от взрывов, окопы, а также братские могилы. Если углубиться дальше в лес, то там находится могила девочек-лесорубов, которые во время войны заготавливали дрова. Каждый год 9 мая мы с семьей и детьми ездили туда, чтобы поклониться девчонкам-лесорубам, возложить цветы. Но сегодня из-за меркантильности наших властей этот карьер разрыли настолько, что проезд или проход туда невозможен. И показать детям мы можем только горы мусора», — утверждает активистка.

Мы приближаемся к полноводному ручью Безымянный, воды которого через реку Черная впадают в Неву — единственный источник питьевой воды для Петербурга. И обогащенный газом фильтрат, который вытекает из-под полигона «Северная Самарка», заражает грунтовые и поверхностные воды, идущие в главную реку города.

«Полигон переполнен, а рядом с ним хотят разместить вторую кучу»

Активистка Елена Смирнова, проживающая в двух километрах от мусорной горы, вспоминает, что изначально полигон был предназначен для захоронения строительных отходов. Закрытие свалки ожидалось еще в 1994 году. Однако в лихие 90-е владельцу полигона еще раз выдали лицензию. А после на кучу стали привозить все виды отходов: строительные, промышленные, коммунально-бытовые, а кто-то утверждает, что видел на мусорных склонах трупы животных. Доля отходов особенно увеличилась после закрытия полигона Новоселки в 2017 году. Свалочные газы, по словам Смирновой, проникают домой теперь постоянно, начиная с осени прошлого года. Полигон давно исчерпал свой ресурс, а отходы 3−4 классов опасности здесь размещаются небезопасным для окружающей среды способом, что подтвердил в ходе проверки Росприроднадзор по СЗФО. Ведомство подало иск в суд с требованием приостановить деятельность свалки сроком на 90 суток. Однако это активистов не устраивает, они требуют закрыть полигон или отозвать лицензию у его владельца, которым является ЗАО «Промотходы». Жители обращались с требованием внеплановых проверок и в Роспотребнадзор, но результаты оказались парадоксальными: надзорный орган не выявил в воздухе предельно-допустимых концентраций. Женщина уверена, если одно ведомство находит полигон переполненным, а второе не видит в этом ничего опасного, значит, нужно проводить экспертизы самостоятельно.

Фото: «Северо-Запад. МБХ медиа»

Сейчас «Промотходы» продолжает эксплуатировать полигон. По словам Смирновой, компания хотела открыть вторую очередь — разместить на болотах такую же кучу мусора, площадь которой составит 30 га, а высота — 70 м. Активистка вспоминает, что в 2016 году владелец «Северной Самарки» представил «Проект реконструкции полигона» и провел общественные слушания. Однако они были признаны недействительными, а документы полигона были отправлены на экологическую экспертизу в Росприроднадзор. Ведомство выдало отрицательное заключение. На подмогу компании пришел глава Всеволожского района Андрей Низовский, который счел повторные слушания после доработки проекта вообще нецелесообразными и направил соответствующее письмо в Росприроднадзор. Надзорный орган после этого письма принял на экспертизу второй доработанный проект реконструкции без повторных обсуждений и выдал еще одно отрицательное заключение. Но несмотря на мусорные хитросплетения, вторая очередь по-прежнему значится в Территориальной схеме по обращению с отходами. Смирнова рассказывает, почему вопрос со второй очередью до сих пор висит в воздухе.

«Полигон переполнен, а рядом с ним хотят разместить вторую кучу. В Территориальной схеме по обращению с отходами мы увидели, что вторая очередь включена. И там отсутствует информация о том, что она получила отрицательное экологическое заключение. Во время нашей акции „SOS“ неожиданно для нас приехал ио начальника управления Ленинградской области по организации и контролю деятельности по обращению с отходами Алексей Пименов. Он сказал, что когда эту схему представляли на общественные слушания, то Росприроднадзор никаких комментариев на эту тему не дал. Конечно, мы сразу спросили, а что сейчас мешает убрать эту очередь из документа? Он пообещал, что уберет при ближайшей корректировке, но сроков точных не назвал».

«Внутри свалки около 300 очагов, где скапливается газ»

Возвращаемся назад — Мухина сообщает, что к полигону подъезжает эколог и руководитель рабочей группы по общественному контролю за федеральными проектами по направлению «Отходы» Общественного совета Министерства природных ресурсов и экологии РФ Сергей Грибалев. Из «Газели», внутри которой оборудована лаборатория, в спецодежде выходит мужчина средних лет. За его природное спокойствие женщины прозвали Грибалева шаманом. За плечами эколога два высших образования, защита кандидатской в Норвегии, множество экспедиций по стране и работа чиновником в Петербурге. Сегодня Сергею Викторовичу, работая при Министерстве природы, удалось сделать немало. На фоне горы, на вершину которой нескончаемым потоком едут мусоровозы, Грибалев рассказывает о результатах своих исследований на «Северной Самарке». Военные даже подарили ему коптер с датчиками, чтобы «летать» над мусорной кучей.

«Здесь зашкаливает все: метан, диоксид азота, диоксид серы, диоксид сероводорода. Превышает в 10−15 раз, а метан и вовсе в 40−50 раз. С помощью коптера я обнаружил, что над полигоном существует 80 источников выбросов из его трещин и пор. Грубо говоря, если взять мусоросжигательный завод, то у него одна труба. А в этом полигоне таких 80 труб. Внутри кучи мы обнаружили всего около 300 очагов, где скапливается газ. Он там сжижается, обогащается и находится под постоянным давлением. Его октановое число увеличивается и в любой момент это может все сдетонировать».

Грибалев подчеркивает, что размещение полигона на болотах противозаконно и глупо, а также вспоминает советский период, когда власть ценила этот природный буфер.

Фото: «Северо-Запад. МБХ медиа»

«Болото является тем самым запасом пресной воды, которой становится на планете все меньше. Болота выполняют функцию почек. А если на болотах размещать такие полигоны, то умрут эти почки — умрет наш край. Как бы не ругали советский период, но болота тогда относили к ценным природным территориям, которые находились под охраной. А сегодня в сердце такой чистоты продолжают свозить тонны мусора».

«Мы выйдем на дороги и перекроем пути»

Недавно в Колтушах Всеволожского района ввели режим чрезвычайной ситуации из-за горящих несанкционированных свалок. В деревне Старая находятся представители ГУ МЧС, Росгвардии, а также передвижная экологическая лаборатория и техника повышенной проходимости. По предварительным подсчетам, рабочим придется вывезти из Колтушей порядка 600 машин мусора, среди которых ртутные лампы и тлеющие отходы. Активистки уверены, что мусоровозы повезут все на переполненную «Северную Самарку», ведь это ближайший полигон. В этом случае местные жители намерены выйти вместе со своими семьями на дорогу, чтобы перекрыть пути проезда. Кроме того, жители Всеволожского района готовы игнорировать предстоящее Всероссийское голосование о поправках в Конституцию, поскольку уверены, что его статьи в Ленобласти не действуют.

У ворот «Северной Самарки». Фото: «Северо-Запад. МБХ медиа»

«Дрозденко, Низовский и все чиновники, я уверяю вас, что у нас не останется другого выбора, как перекрыть пути проезда к полигону. Мы задыхаемся и погребены под горой мусора. Мы выйдем на дороги и перекроем пути проезда для мусоровозов из Колтушей. Хотелось бы обратить внимание, что сейчас активно обсуждаются изменения в Конституцию, но у нас ее 42 статья об экологической безопасности не соблюдается, не вижу смысла поэтому их обсуждать и голосовать», — говорит Ирина Погибельная.

«Их теневая зарплата складывается на горе»

Грибалев рассказывает, что режим чрезвычайной ситуации необходимо вводить по всей Ленобласти. Он объясняет это просто — уровень онкологических заболеваний в регионе стремительно растет. Ответственность он возлагает на губернатора области Александра Дрозденко, который, по его словам, «не прошел экзамен по мусорной реформе, а в своем Instagram винит во всем исключительно федеральную власть».

«Я понимаю, если бы мы жили в каменном веке и изобретали велосипед. Но у нас есть деньги, мы не какая-то нищая страна. Но вот наши губернаторы, в частности наш областной, настаивает именно на уровне африканских стран. Наши предки выстояли такую войну, блокаду, страна встала с колен. А из-за таких „гореруководителей“ мы снова падаем на колени. За каждую машину, которая сюда приезжает, силовик или надзорник получает прибыль. А их теневая зарплата складывается на горе наших граждан», — уверен Грибалев.

«Сюда можно поставить станции газоочистки»

Если критикуешь, значит, предлагай. У эколога есть свое альтернативное решение, как из гигантской мусорной кучи создать экологически выгодный объект. Сергей Викторович рассказывает, что из полигона можно сделать источник газа и вторичной переработки, а на его вершине организовать научный центр.

Сергей Грибалев. Фото: «Северо-Запад. МБХ медиа»

«Сюда можно поставить станции газоочистки, люди будут обеспечены газом на 100 лет вперед. Не надо насиловать Сибирь и подсасываться к Северному потоку. Также на этом газу можно поставить электростанцию, и установить минимальные тарифы для местного населения. Благодаря технологии литификации, весь фильтрат можно перевести в камень, а из него делать вторичное сырье: щебень и плиты для дорог. Сам полигон можно выровнять, поставить ангары и вести там сортировку отходов. И получится у нас шикарный экологический объект для переработки отходов, куда можно привозить студентов для глубинного изучения этих процессов. Местные в плюсе, все в счастье, и воздействия вредного нет», — заключил Грибалев.

Введите поисковый запрос и нажмите Enter.

Сообщить об опечатке

Текст, который будет отправлен нашим редакторам: