Суд отказал потомкам репрессированных псковитян, которые требовали от ФСБ раскрыть имена чекистов из НКВД – Северо-Запад. МБХ медиа
МБХ медиа. Северо-Запад
Сейчас читаете:
Суд отказал потомкам репрессированных псковитян, которые требовали от ФСБ раскрыть имена чекистов из НКВД

Суд отказал потомкам репрессированных псковитян, которые требовали от ФСБ раскрыть имена чекистов из НКВД

Кунцевский районный суд Москвы отказал в удовлетворении иска потомку жителей Псковской области Игорю Яковлеву, который требовал от ФСБ раскрыть имена сотрудников НКВД, которые в годы Большого террора вели дела его родственников Анисима и Алексея Бельченковых, которые были репрессированы. Об этом истец рассказал «Северо-Запад. МБХ медиа».

«Суд выслушал возражения и не задал ни одного вопроса. Нам отказали в удовлетворении иска. Мы пока не знаем, на каких основаниях, потому что полного решения не получили. Мы будем его обжаловать. Мы в своей правоте уверены», — рассказал Яковлев.

По закону, родственники репрессированных в советское время имеют право изучить уголовные дела против их предков — документы полностью рассекретили, пишет «Команда 29». Президиум Верховного Совета СССР в 1989 году признал, что Бельченковых лишили свободы незаконно.

Москвичи Игорь Яковлев и его жена Татьяна воспользовались своим правом — они запросили сведения у архива ФСБ, документы выдали, но имена чекистов, которые вынесли несправедливый приговор скрыли — заслонили бумажками и замазали маркером. В ФСБ заявили, что действовали согласно «специальному решению», проверить наличие которого невозможно.

«Мы судимся с псковским управлением ФСБ, поскольку прадед моей жены и его брат — Анисим и Алексей Бельченковы жили в Псковской области под городом Великие Луки. Анисима Бельченкова расстреляли в 1938 году, а Алексея сослали на 10 лет в лагеря, где он погиб», — объяснил истец.

Архивные дела из Псковского управления ФСБ он получил еще в прошлом году, но в документах были скрыты имена чекистов, которые вели эти дела. В ФСБ Яковлеву отказали выдать дела «без изъятий», ссылаясь на статью № 7 закона «О ФСБ».

«В одном случае фамилия была закрыта бумажкой, а в остальных — они были замазаны маркером. Оба дела были рассекречены в начале 90-х по указу президента, и у таких дел не может быть никаких изъятий — они полностью должны быть доступны родственникам», — рассказал Яковлев.

«Таким образом, фээсбэшники признались, что сотрудники НКВД — это сотрудники ФСБ. Строго юридически это не так: правопреемства между системой НКВД и ФСБ нет. 1993 система НКВД была упразднена, а в 1995 году была образована ФСБ. Я жаловался на них в управление архивных фондов ФСБ, в военную прокуратуру Псковского гарнизона. Везде получал отказ, поэтому за помощью я обратился к юристам „Команды 29“», — говорит Яковлев.

По его словам, присутствующая на заседании в московском суде представительница псковского УФСБ заявила, что экспертная комиссия ведомства специальным решением установила ограничения на ознакомление с персональными данными сотрудников НКВД. Она отметила, что это касается тех сотрудников, которые после участия в Большом терроре не привлекались к ответственности за фальсификацию дел и преступления против правосудия.

Введите поисковый запрос и нажмите Enter.

Сообщить об опечатке

Текст, который будет отправлен нашим редакторам: