Новая жизнь вологодского кружева: как меценат Герман Якимов возрождает деревянную архитектуру – Северо-Запад. МБХ медиа
МБХ медиа. Северо-Запад
Сейчас читаете:
Новая жизнь вологодского кружева: как меценат Герман Якимов возрождает деревянную архитектуру

Новая жизнь вологодского кружева: как меценат Герман Якимов возрождает деревянную архитектуру

Вологда переживает кризис «резного палисада» — деревянное зодчество здесь отнюдь не процветает. Памятники архитектуры регионального и федерального значения ветшают, гниют и «вспыхивают» по неустановленным причинам, а на месте пепелища вырастает очередная торговая точка. Но в последние несколько лет кружевные домики от верной гибели спасает местный «цветочник» — предприниматель и меценат Герман Якимов. Мне удалось познакомиться с ним и его вдохновителем и реставратором — Владимиром Новоселовым.

«Дом с лилиями» и семья Паздзерских

«Реставрационная экскурсия для гостя из Петербурга», — шутливо встречают меня Герман и Владимир. Наш план — осмотреть все четыре дома, над восстановлением которых работает этот дружный «вологодский дуэт».

По пути к первому палисаду обсуждаем, что для многих предпринимателей покупка дома «с обременением» становится настоящим бременем. Эти чудесные палисады часто совершенно сгнивают, но их необходимо реставрировать, сохраняя исторический облик и предварительно согласовав проект с комитетом по охране памятников. Работы часто выходят дорогими и очень длительными — эти факторы отпугивают бизнес от идеи восстановления местной деревянной архитектуры.

Но только не Германа Якимова. Свой тернистый путь реставратора он начал с восстановления старинного деревянного «дома с лилиями». В 2014 году дом получил статус объекта культурного наследия регионального значения и Герман Петрович купил его на аукционе. Официально памятник конца XIX века на улице Чернышевского называется «домом Черноглазова» — по фамилии одного из хозяев, крестьянина Александра Черноглазова. Но в народе его сразу же прозвали «домом с лилиями». В верности «топонима» я убедилась сама — входные двери терема украшают причудливые цветы с острыми лепестками. Они «выросли» в конце XIX века, но в советское время от них не осталось и следа. Двери с орнаментом нашли несколько лет назад, закопанными в мусор, и восстановили.

Дом с лилиями. Фото: «Северо-Запад. МБХ медиа»

В XIX веке на первом этаже постройки размещался трактир. Позже дом перешел к новому хозяину, Вацлаву Паздзерскому — аптекарю, занимавшемуся также и военной фармокопией. Семейство Паздзерских было поляками, сразу после революции они переехали в Польшу. От «дома с лилиями» из года в год оставалось все меньше шарма, он служил утилитарным целям — здесь располагались городская аптека, книжное издательство и конце концов обком партии.

Свою новую веху в истории он обрел уже в XXI веке — просевший, перекрашенный, но вполне сохранившийся дом заприметил местный меценат Герман Якимов. Состояние здания не вызвало у специалистов сомнений в том, что восстановить его реально. И тогда Герман Петрович запланировал «заселить» его максимум через год. Однако дело затянулось.

Во время строительных работ Герман Якимов познакомился с Владимиром Новоселовым, реставратором. Поначалу их общение не заладилось. «У Германа Петровича тогда другая бригада была, относились ко мне с недоверием. Мне хотелось как можно больше всего сохранить, а это бывает гораздо дороже. Герман Петрович, помню, мне тогда частенько приговаривал — ты, наверное, миллионер. Но я все объяснял, за что переплатить придется. И мы поняли друг друга, работа пошла интересная, а вслед за „домом с лилиями“ и другой дом стали приглядывать», — вспоминает Владимир.

Владимир Новоселов и Герман Якимов. Фото: «Северо-Запад. МБХ медиа»

Мужчины сработались и теперь за все проекты берутся только совместно. Оба — местные жители, любители архитектуры. Герман признается — это знакомство стало поворотным, ведь раньше он интересы бизнеса ставил выше задачи сохранить местную архитектуру. «Владимира привез архитектор на объект. Я вначале не мог понять, какие цели у Владимира, были подозрения, что он меня хочет обмануть. Ну, а потом мы пообщались, Владимир меня влюбил в старинные здания. Он с душой относится к своему делу, и это заразительно», — признается Герман Якимов.

И тогда вместо косметического ремонта началась настоящая, научная реставрация. Был создан проект на основе чертежей и фотографий дома, сохранившихся в архивах. Первоначально Герман Якимов планировал открыть в доме только цветочный магазин, но затем решил, что создаст здесь и музейное пространство.

Качель для фотосессий. Фото: «Северо-Запад. МБХ медиа»

Любуюсь легендарной вологодской резьбой на фасаде и ювелирными коваными козырьками над домом — они частично сохранились, по их примеру восстановили остальные детали. А вот необычные ливневые стоки были утрачены — их восстанавливали по чертежам. Полностью сохранился подлинный балкон, а вот крутая деревянная лестница нуждалась в «косметических процедурах» — в советское время ее широкие ступени подрубили для удобства. В процессе реставрации открылась ещё и редкая стропильная система с вертикальными балками, висящими в воздухе.

Стены изумрудного коридора украшают черно-белые фотографии старой Вологды. Отсюда можно пройти в стеклянную веранду. Подвесная веревочная качель в цветочной экспозиции создана для романтичной фотосессии молодоженов. Но главной находкой и центральным экспонатом дома стала изразцовая печь. Большая часть ее была утрачена, но теперь в центре красуется медальон в стиле модерн — гуси длинными шеями переплетаются со стеблями невиданных на севере восточных растений. Загадочный медальон восстанавливали по фотографиям американского фотографа Брукфильда — он сфотографировал печь в Вологде во время своего путешествия по Северо-Западу России.

Печь в доме с лилиями. Фото: «Северо-Запад. МБХ медиа»

«Дом с лилиями привлек меня — ведь мой бизнес это сеть цветочных магазинов. Как-будто судьбой было решено, что я должен восстановить этот дом и обустроить здесь торговлю цветами. Но только на торговле останавливаться не хотелось, и мы решили создать экспозицию, посвященную бывшим жильцам», — делится Герман.

И на втором этаже дома появилась выставка о жизни семьи Паздзерских — фотографии, мебель того времени, узорчатые обои, восстановленные по остаткам материала на стенах. Летом 2019 года в Вологду приехала Кира Кругликова — внучатая племянница Вацлава Паздзерского, последнего владельца дома. Она решила найти дом своих предков и ожидала увидеть руины, а увидела восстановленное здание и музей. Сама Кира — блокадница, жила не в Польше, а в России, в Петербурге. Интересно, что в супружестве Кира Борисовна носила фамилию Якимова, как и нынешние собственники «Дома с лилиями». Растрогавшись, Кира Борисовна по возвращении в Петербург выслала вологодским ремесленникам старинные семейные вещи: тумбочку, трюмо, книги по фармацевтике.

Второй этаж дома с лилиями. Фото: «Северо-Запад. МБХ медиа»

Этот дом стал для команды реставраторов шкатулкой с секретами. Под обоями были найдены фрагмент бланка «Первая всеобщая перепись населения 1905 года» и дореволюционная газета на английском языке. Чтобы погрузить посетителей музея в атмосферу купеческого особняка начала ХХ века, Герман Якимов приобрел мебель у местного антиквара. В дом принесли старинный шкаф, его задняя стенка была заклеена газетами и бумагой. Оказалось, шкаф с секретом.

«Захожу я как-то в дом, а Герман Петрович отрывает бумагу и роется в шкафу, денежки старинные достает. Он чувствует, где клад-то зарыт», — смеется Владимир и подмигивает мне. Герман Петрович парирует: «Ну, думаю, сейчас делиться ещё с ним придется, но не пришлось, уговорил я его оставить деньги как музейную экспозицию».

Изумрудный дом Извозчикова

Мы едем в Дом Извозчикова — следующий на очереди дом регионального значения, восстановленный Германом Якимовым. Он частично деревянный, частично — кирпичный. В XIX веке здесь была скобяная лавка. После революции дом «натерпелся» — сначала здесь сидели служащие-газовики, затем было общежитие «дрова, вода, помои» — без удобств. Последние жильцы покинули дом десять лет назад, вместо них довольно быстро заселились бомжи. Герман Петрович выкупил дом и привел в порядок. Мы стоим перед ярко-зеленой усадьбой и я недоумеваю — почему такой необычный цвет?

Дом Извозчикова. Фото: «Северо-Запад. МБХ медиа»

Дом менял цвета очень часто — был и красным, и цвета охры. Проектом Германа Якимова был предусмотрен спокойный, коричневый оттенок. Но вскоре было принято решение определить первоначальную «одежду» дома, для этого сняли семь слоев краски. Так и выяснилось, что дом-то на самом деле был изумрудным, эффектным, с белым кружевом. Деревянные кружева на доме — характерный вологодский стиль, но не на всем фасаде дома Извозчикова они сохранились. Деревянные переплетения изготавливались заново мастерами своего дела, ручным рубанком.

«Мне давно нравился дом Извозчикова — он выполнен в стиле модерн, с двухуровневой крышей интересной. Когда осматривали дом до проекта, казалось, что особенных проблем с ним не будет, так как брус в сохранности. Но уже после согласования плана, под обшивкой мы обнаружили полностью прогнившие стены. Из-за двойной крыши много лет вода текла внутрь, под обшивку. Из-за этого все прогнило. Нам пришлось практически пересобирать дом заново», — разводит руками Герман.

В этом доме реставраторы пошли на максимально возможное сохранение «выжившего» при потопе бруса — старинный хоть и перемежается с новым, но его легко отличить по «заплаткам» на деревянной обшивке. Это сделано специально — чтобы подчеркнуть, сколько подлинного материала дожило до наших дней. Часть старинных дверей сохранилось, а часть — утрачена. В «дверном вопросе» между реставраторами случился спор — Герман Ефимович хотел, радел за двери невыкрашенные, натуральные, а Владимиру Новоселову хотелось придать им нежную белизну. Итог — в доме Извозчикова вы встретите то белые, то натуральные створки и косяки.

Дом Извозчикова изнутри. Фото: «Северо-Запад. МБХ медиа»

Взгляд завораживают бревенчатые потолки, которые тоже сохранились лишь частично и требовали реставрации. Здесь же небольшая комнатка-музей, воссоздана атмосфера купеческой спальни XIX века. По стенам висят старые снимки Вологды, кровати, шкафы — вся мебель XIX века. На полках покоятся исходные печные изразцы и кусочек фасада с семью слоями краски — от красного до изумрудного.

К тому моменту, как Герман Петрович начал работать над «Извозчиковым», о его успешной реставрации «дома с лилиями» заговорили во многих городах Северо-Запада. «К нам приезжал собственник из Выборга, он там купил несколько деревянных домов и приехал обменяться опытом. Приезжают гости и из-за рубежа — им интересно, как восстановить дома из дерева, ведь там исключительно каменные и кирпичные постройки. Интересен живой материал, сохранившийся, и то, как его привести в хорошее состояние», - поясняет Герман. Он с удовольствием делился знаниями и агитирует всех предпринимателей: реставрация — это совсем не так сложно и очень увлекательно.

Реставраторы называют свою деятельность «раскопками», а себя — геологами. И на этой стройке не обошлось без находок. Под потолком были обнаружены несколько рельс, которые являлись частью опорного каркаса. В этом месте создан стильный холодильник для цветов в стиле «лофт». Кирпич здесь XIX века, с него лишь была снята штукатурка. Благодаря долгим поискам Владимир и команда выяснили судьбу рельсы.

Цветы в доме Извозчикова. Фото: «Северо-Запад. МБХ медиа»

«Рельса была привезена из Англии в 1870 году, когда строили железную дорогу Ярославль-Вологда. В строительство дома их употребили в 1886 году. Мы убрали штукатурку, чтобы можно было посмотреть на необычную опору — рельсы подпирают потолок и держат стены», — поясняет Владимир.

Из-за того, что в доме долгое время жили простые люди, у них не было денег и возможности починить погибающий дом. Но Владимир уверяет — иногда такой подход более ценен для тех, кто стремится восстановить здание после жильцов. «Это даже иногда лучше — окна они не меняли, полы не меняли, все до нас дошло, хоть и в плохом виде, но первоначальное. А муниципалы, раз деньги есть, особо не разбираясь, все меняют, и что было до этого, сложно иногда узнать».

Чердачные помещения в таких домах обычно не использовались, но и в «Доме с лилиями», и в «Извозчикове» чердак — часть обжитой зоны. Здесь проводятся цветочные мастер-классы для флористов и обучение технике растительного барельефа для горожан. Вовлечение вологжан в творчество — отличительная черта подхода Германа Якимова. Желающие несут сюда старые вещи, вологодское кружево, местная мастерица плетет занавески-макраме.

Пристанище Джеймса Бонда

От пышущих здоровым деревом, отреставрированных домов, мы едет к флигелю дома Дружинина XVIII века постройки. Здесь работы в процессе, он будет открыт к посещению только летом 2020 года. Памятник федерального значения носит имя предводителя вологодского дворянства. Просторный и когда-то богатый дом сильно пострадал от рук недобросовестных реставраторов — все бревна здесь заменили на брус, изменили размер окон, поменяли колоды.

«Реставрационное уничтожение дома произошло ещё в 80-е, но это не повод отчаиваться. Все будет восстановлено в соответствии с историческими фотографиями и чертежами», — обещает реставратор Новоселов.

Реставрация дома Дружинина. Фото: «Северо-Запад. МБХ медиа»

Здесь работы в самом разгаре. Мой пуховик из черного превратился в бежевый из-за стружки, на голову сыплются опилки. Я ползу по стропилам и приставным лестницам вверх и вниз, осматриваю помещения и печи. Герман Якимов ползет следом и травит байки об истории дома. Оказывается, здесь жил прототип Джеймса Бонда, Сидней Рейли — британский разведчик, действовавший в России в начале прошлого века.

«В начале XX века здесь располагалось английское посольство, Вологда тогда стала дипломатической столицей. И Сидней Рейли жил здесь собственной персоной. Ему-то я и хочу посвятить музей», — поясняет Герман.

В любом уважающем себя вологодском доме есть печь — этому сразу научили меня реставраторы. И хотя печки, на момент вскрытия здания, уже не было, реставраторы начали поиски и вскоре обнаружили ее основание в полу. И теперь она стоит перед нами, в центре гостиной, аккуратно выбеленная.

Печь в доме Дружинина. Фото: «Северо-Запад. МБХ медиа»

«Печка натоплена. Потрогайте печку!» — радуется Герман Петрович, и весь дом вместе с ним.

До недобросовестной реставрации здесь была художественная школа, поэтому дом частично сохранился. Отопление, электрика, сантехника — дом не нуждался в такой тщательной переделке, как другие. Интересуюсь у Владимира Новоселова, помогают ли в восстановлении зданий вологодские власти?

«Не мешают, и уже спасибо им огромное! С мэром мы в хороших отношениях, ему интересно, он дома посещает. Он правильно говорит — чтобы у нас развивать туризм, надо привлекать людей, а из интересного у нас только деревянная архитектура. Примеров ее сохранения в городе мало. Герман Петрович первенец», — с гордостью поясняет реставратор. Мы отряхиваемся от опилок и стружки и отправляемся в последний, но не по значению, дом — усадьбу Засецких.

«Лучше, чем в Эрмитаже»

На протяжении всего пути Владимир и Герман наперебой рассказывают мне, какой потрясающий дом нас ждет. Усадьба Засецких 1780 года постройки — объект федерального значения. Выкупить его Герману Якимову не позволили, но дали в аренду на 49 лет. В 50−60 годы XIX века здесь было «начальное училище» для детей, в советское время и до последнего времени — бухгалтерия, а последние 10 лет дом пустует. К его реставрации еще не приступили, на данном этапе ведутся проектные работы.

Усадьба выкрашена в ядовито-салатовый цвет. Это, конечно, не первоначальный окрас дома. Его предстоит определить после согласования проекта. В самом доме пусто и «муниципально» — стены покрыты темно-зеленой краской, пол — коричневой «маляркой». Местами сохранилась офисная мебель. Ощущение, будто бухгалтера только что вышли из-за столов на перекур.

Дом Засецких. Фото: «Северо-Запад. МБХ медиа»

«Поднимите голову», — просит Герман Петрович. Поднимаю и ахаю — потолки здесь 4,5 метра. Но главная гордость дома — печи. Здесь они уходят под самый потолок и очень широкие. Все печки сохранились, только старинные изразцы откололись со временем. «Закажем, восстановим, главное, что у печей тяга есть», — заверяет меня Владимир.

За все время у этого старинного дома было около десяти владельцев. Многие горожане ошибаются, считая, что домом владел известный в старой Вологде краевед Алексей Засецкий — годы его жизни приходятся на годы строительства дома. На самом деле владельцем усадьбы был Николай Засецкий — однофамилец краеведа. Он стал владеть этим домом через сто лет, и только тогда здание назвали его именем. Николай был известным в городе врачом, даже практиковал в Казани, где тоже есть дом Засецких. Но все владельцы дома сдавали его в аренду и сами в нем не проживали. Теперь в доме будет отдельная комната-музей, посвященная судьбе семейства Засецких.

Дом Засецких изнутри. Фото: «Северо-Запад. МБХ медиа»

Реставраторы планируют снести стены, которые возвели в этом доме в советское время — без них получится просторный, светлый зал, с большими печами и окнами. Окидываю взглядом помещение — представляются вальсирующие пары.

«Очень большой архив у дома, фото, чертежи, есть шанс восстановить все как следует. Будет дом с мезонином. Местами остались старинные детали — дверные петли, оконные рамы, старинные витые провода. А вот паркет здесь советский, вскроем его, может быть, под ним есть остатки подлинного. Добавим в резьбу на фасаде дома недостающие элементы, а обшивка будет полностью заменена, она не подлинная. Загадок у дома много», — предвкушает Владимир.

Мы выходим на старинный деревянный балкон, с которого видна набережная реки Вологды и несколько деревянных домов в плачевном состоянии.

— Герман Петрович, а те домики спасете? — спрашиваю я с надеждой.

— Ох, Юлечка, сделаем, что сможем. У меня за наши «резные прянички» очень душа болит, — признается Герман.

Владимир Новоселов и Герман Якимов. Фото: «Северо-Запад. МБХ медиа»

Владимир Новоселов искренне радуется, что в городе появляются предприниматели, которые, по примеру Германа Якимова, хотят стать меценатами и восстанавливать деревянное зодчество города сами.

«Они посмотрели, как Герман Петрович работает. Если бы они этого не видели, никто бы в жизни не рискнул, потому что не было ни одного прецедента, чтобы кто-то занимался научной реставрацией. Все-таки можно восстанавливать так, чтобы это было красиво и для бизнеса не губительно», — уверен реставратор.

Мы запираем дверь не восстановленного ещё дома Засецких, но я уже вижу, каким он может стать. Ярким и стильным, как дом Извозчикова, или нежным и цветочным, как «дом с лилиями». Или особенным, ни на что не похожим, но непременно кружевным.

«Ну что, гостья из Петербурга, лучше у нас, чем в Эрмитаже?» — с улыбкой спрашивает меня Герман Якимов. «Лучше, — с готовностью отвечаю я, — в Эрмитаже нет такого деревянного кружева».

Введите поисковый запрос и нажмите Enter.

Сообщить об опечатке

Текст, который будет отправлен нашим редакторам: