«Меня предупредили об уголовной ответственности, но не обеспечили едой». Переболевший коронавирусом депутат Мосгордумы Евгений Ступин о карантине и поморской политике – Северо-Запад. МБХ медиа
МБХ медиа. Северо-Запад
Сейчас читаете:
«Меня предупредили об уголовной ответственности, но не обеспечили едой». Переболевший коронавирусом депутат Мосгордумы Евгений Ступин о карантине и поморской политике

«Меня предупредили об уголовной ответственности, но не обеспечили едой». Переболевший коронавирусом депутат Мосгордумы Евгений Ступин о карантине и поморской политике

Депутат Мосгордумы Евгений Ступин сидит на карантине. 30 марта он сдал тест на коронавирус, который оказался положительным. Ранее он посещал станцию Шиес и выступил в Мосгордуме с речью, посвященной строительству мусорного полигона. Мы поговорили с ним о болезни и о ситуации с коронавирусом на его малой родине — в Архангельской области.

— Когда вы узнали, что у вас коронавирус?

— Тест мне сделали еще 30 марта — у меня был взят мазок на наличие коронавируса. Мне сказали, что мне перезвонят в течении 72 часов, если диагноз подтвердится. Однако сообщение это не поступило, и я думал, что полностью здоров. Лишь на шестые сутки мне сообщили, что я инфицирован. Почему так произошло? Понятно, что медицинские работники сейчас перегружены. Тем более мы понимаем, что в период с 2000—2015 годы, по официальным данным, поликлиник в России стало меньше в два раза. Так называемая путинская оптимизация здравоохранения была проведена и в Москве. И Собянин еще 25 декабря на отчете в Мосгордуме гордился этой самой оптимизацией.

— Как вы думаете, где вы могли заразиться?

— Скорее всего в метро. Московские власти не организовали выдачу масок входящим в метрополитен, и получается, люди весь март ездили и дышали друг другу в затылок, в лицо, в час пик была давка…

— Как протекает болезнь?

— На момент, когда у меня все-таки нашли коронавирус, я уже переболел. У меня четыре дня держалась температура 37−38, кашель был. Меня начали лечить уже после того, как я выздоровел. Теперь я на карантине. Состояние хорошее, все симптомы уже прошли.

— Контролируют ли соблюдение вами режима самоизоляции?

— Мне звонили раз по 18 в день, я не шучу. Звонили из центра Телемедицины, из Роспотребнадзора, из мэрии Москвы, из штаба по противодействию коронавирусу, из какой-то инфекционной больницы, из нескольких поликлиник сразу. И все задавали одни и те же вопросы: был ли я за границей, с кем я живу, где работает моя жена. И понятно, что какой-то единой информационной базы у всех этих ведомств, которые звонили, тратили свое время, тратили мое время, у них просто нет. Они даже сами признавали, что координации действий у них нет. Соответственно, все кто координирует сейчас два штаба, а именно Собянин и Мишустин, провалили эту работу. Они не вникают в то, как все эти звенья между собой взаимодействуют. И медицинские работники впустую тратят своё драгоценное время на вот эти бесплодные перезвоны. В то время, когда их труд очень нужен, чтобы помогать людям.

— Как обстоят дела со средствами индивидуальной защиты у врачей?

— Первый врач, которая брала у меня мазок, была лишь в маске и перчатках. Других средств защиты у неё не было. Во второй раз, когда уже стало известно, что у меня коронавирус, врачи пришли в костюмах химзащиты. Но дело в том, что даже в первый раз все симптомы коронавируса у меня были. Сухой кашель и температура 37−38, это стандартные признаки заражения. Уже тогда врача надо было снабдить, но этого не было сделано, что у меня вызывает большие вопросы. Почему мы своих врачей не можем обеспечить элементарными масками? В регионах масок вообще нет. А зарубеж, в том числе и в самую мощную экономику мира, отправляем свои самолеты с масками, аппаратами ИВЛ и с теми же костюмами химзащиты? Мне это совершенно не понятно. Получается, что для нашей власти иностранные граждане ближе, чем собственные доктора, старики и граждане? Это какая-то дикость!

Сотрудники скорой помощи, приехавшие на вызов к пациенту с подозрением на коронавирус. Фото: Филипп Куцылло

— Как власть помогала вам, заболевшему коронавирусом?

— Меня предупредили об уголовной ответственности по статье 236 уголовного кодекса, по которой мне нельзя даже порог квартиры переступать. А вместе с тем не обеспечили едой, не обеспечили выносом мусора, ну вообще-то выкручивайся как ты хочешь. Мне-то ладно, что-то знакомые доставили, слава богу есть кому. А у кого нет знакомых или знакомые без денег сидят? Сейчас же сокращения происходят везде. Вот как им быть? К сожалению, власть ответ не даёт.

— Вы обратились в СК с требованием завести уголовное дело на Собянина из-за очередей в метро после введения пропусков

— Дело я предлагал завести по статье о нарушении санитарно-эпидемиологических правил часть 2 статьи 236 УК, она предусматривает ответственность за совершение действий, которые могли повлечь к массовому распространению заболевания. Совершенно очевидно, что Собяниным эти правила были нарушены, он ввел пропускной режим в метро. Правила дистанцирования таким образом соблюдаться не могли. Подвижек, впрочем, пока нет никаких.

— В Архангельске штрафуют экоактивистов за нарушение правил самоизоляции. Как вы относитесь подобным к штрафам?

— Что касается штрафов в отношении активистов — надо смотреть конкретное дело и конкретные правила самоизоляции, которые были прописаны. Но важно, что указ губернатора — вообще сомнительный юридический документ. Потому что глава региона не имеет права ограничивать свободу перемещения граждан — это прерогатива федерального закона и правительства. И есть вероятность, что этот указ могут использовать в политических целях.

— На Шиесе до сих пор дежурят экоактивисты, как вы считаете, безопасно ли это, или стоит покинуть вахту?

— Мне кажется, что дежурить сейчас очень рискованно. Но людей, которые сейчас на вахте, я искренне поддерживаю. Риски есть, и, конечно, каждый сам для себя определяет, какие сейчас приоритеты. Риски в том числе и не только из-за возможности заболеть, а в применении карательных мер со стороны сотрудников правоохранительных органов. Борьба на Шиесе, к сожалению, не закончена. Понятно, что сняли губернатора, это очень важно, но новый губернатор— это очередной путинский клоун, не более того. И скорее всего по Шиесу они сейчас просто берут паузу, надеясь на то, что люди забудут обо всем этом в ближайшие полгода. Новый губернатор как-нибудь выберется в сентябре и после этого они возобновят эту тему с полигоном. Поэтому надо сейчас стараться избирать именно своего, народного губернатора, приложить к этому все возможные усилия в ближайшее время. Ну и про Шиес, конечно же, не забывать, не поддаваться на эти уловки властей.

— Есть ли у вас опасения, что пандемия коронавируса может быть использована в политических целях?

— Конечно, власть будет пользоваться сложившейся ситуацией. У нас будут собирать данные и пытаться выстроить так называемый цифровой концлагерь. Сейчас у них это не получается, но вряд-ли они остановятся. Будут штрафовать, в том числе и активистов. Что будет дальше? Возможно, и режим самоизоляции будут использовать в своих целях. Возможно его будут максимально продлевать, хотя тут большие риски для власти. Все же экономическое состояние ухудшается, и доверие к власти уменьшается. Оно и так, мягко скажем не высокое, будет ещё ниже. И есть риски того, что голосование по Конституции и продлению власти Путина будет провалено.

Введите поисковый запрос и нажмите Enter.

Сообщить об опечатке

Текст, который будет отправлен нашим редакторам: