«Вы в тюрьме!». В Петербурге задержанных на акциях протеста отправляют в ИВС вместо спецприемников – Северо-Запад. МБХ медиа
МБХ медиа. Северо-Запад
Сейчас читаете:
«Вы в тюрьме!». В Петербурге задержанных на акциях протеста отправляют в ИВС вместо спецприемников

«Вы в тюрьме!». В Петербурге задержанных на акциях протеста отправляют в ИВС вместо спецприемников

В Петербурге задержанных на акциях протеста по административным статьям помещают в изоляторы временного содержания (ИВС), где содержатся фигуранты уголовных дел. Условия содержания в ИВС в несколько раз хуже, чем в спецприемниках, которые предназначены для административно задержанных. О том, как это соотносится с соблюдением прав человека, «Северо-Запад. МБХ медиа» рассказали бывшие арестанты и правозащитники.

В Петербурге на протестной акции в поддержку Навального 21 апреля было задержано более 800 человек, сообщал «ОВД-инфо». Из них были арестованы 56 человек, сообщала Объединенная пресс-служба судов Петербурга. При этом 30 человек из арестованных были отправлены отбывать арест в ИВС, рассказал член правозащитного совета Петербурга Григорий Михнов-Войтенко.

Петербуржец Павел Иванкин рассказал «Северо-Запад. МБХ медиа», как провел пять суток в ИВС на Большой Монетной, 20, куда его привезли 22 апреля.

«Там четыре камеры по три койки в каждой. Распорядок был сначала, как у уголовников, боялись разрешать все пластмассовое, например, бутылки с водой. По привычке просили держать руки за спиной. Не передавали записки, не давали бритву, хотя на Захарьевской (спецприемник на Захарьевской улице, 6 в Петербурге — прим.ред.) это реально», — вспоминает Иванкин.

По его словам, дежурные постоянно устраивали обыск камеры с металлоискателями. «Это, конечно, чисто привычка по уголовникам. В ИВС нельзя открывать окна. Это самое стремное. Во всех камерах жутко воняет сигаретами. В целом, сидеть жестче, чем на Захарьевской», — добавляет он.

Среди особенностей содержания в изоляторе он отметил то, что к задержанным приходит много начальников силовиков. В первый день в камеру пришли не меньше семи человек.

Иванкин рассказал, что вел среди арестованных разъяснительные беседы. «После моего разъяснительного общения вывесили правила для административно-арестованных. Воду разрешили, интернет в телефоне разрешили использовать», — добавил Иванкин.

Также он отметил, что еду в ИВС приносили в толстых алюминиевых тарелках и кружках, так как арестованные по уголовным статьям из пластмассовой посуды могут сделать оружие.

Задержанная на митинге в поддержку Навального Каролина Келькель получила пять суток ареста. Ее поместили в ИВС на Московском проспекте, 95.

«Ко мне относились, в целом, хорошо. Мне предлагали книги. Даже на Захарьевской такого не было, где я ранее сидела. Мои права соблюдались. Но была одна смена, которая заявила нам: „Мы вас не боимся! Вы не забывайте, где вы находитесь! Вы в тюрьме!“. Я ей ответила, что я нахожусь не в тюрьме, а в изоляторе. Она тогда начала просто кричать на меня — психологически давить, тыкая мне, заявляя, что я ей в дочери гожусь и не смею с ней так разговаривать. Она пыталась надавить на то, что там сидят уголовники и будто пыталась меня приравнять к ним. Она требовала держать руки за спиной, надевала на меня наручники», — рассказала Келькель.

Фото: Илья Московец / ТАСС

Активистка отметила, что написала жалобу в отношении двух сотрудников ИВС, а через день пришла их начальница и извинилась за поведение подчиненных. «Сотрудники ИВС нам говорили, что не знают, как с нами обращаться, так как обычно они не работают с административно-задержанными», — добавила девушка.

Условия в самой камере в ИВС, по мнению Келькель, были лучше, чем в спецприемнике на Захарьевской. Однако качество пищи заметно уступало. «По сравнению с Захарьевской, „номер“ был лучше. У нас были нормальные унитазы, а не дырка в полу. Душ тоже был, туда водили по одному. Еда была гораздо хуже, чем на Захарьевской, то есть какие-то помои, по другому ее не назвать. В субботу нам отказали в прогулке, ссылаясь на то, что нет конвоя. Тогда я позвонила юристу, и нас вывели, но только на 10 минут», — рассказала Келькель.

«Я не первый день в политике. Меня уже задерживали, и я знаю свои права, как и моя соседка. Наверное, я могу утверждать, что мы не давали спуска сотрудникам ИВС. Уверена, что если бы были девочки как-то послабее морально, то их могли бы просто продавить и забить на их права, давя на то, что они сидят с уголовниками в тюрьме», — заключила она.

Адвокат одной из задержанных Сергей Генкин рассказал «Северо-Запад. МБХ медиа», что у задержанного по административной статье совсем другие права, нежели у тех, кто законно находится в изоляторе.

«К моей подзащитной административно-арестованной пришел брат, а его туда не пустили, так как у него не было записки от следователя о разрешенном свидании. Он мне позвонил в панике. Я попросил объяснить сотрудникам ИВС, что он не к задержанному пришел, а к уже осужденному, то есть по постановлению. У нас нет следователя, дознавателя и вот этой процедуры расследования уголовного дела. К административно-задержанному можно прийти и принести передачу хоть каждый день по 20 раз», — рассказал Генкин.

По его словам, отличия в условиях содержания в спецприемнике и в ИВС разные, они складывались в течение длительного времени и связаны с «карательным правосудием», существует в России.

«Люди, которые попадают в ИВС, попадают к тем людям, которые заточены на коммуникации с людьми, подозреваемыми в совершении уголовных преступлений. Их формально уже начинают прессовать. Там начинают человека душить по смыслу, что просто так не задерживают. Наша система правосудия носит обвинительный характер — карательное правосудие. Поэтому на протяжении долгого времени у нас заточка всех органов была исключительно для того, чтобы человека подавить, который попадает в эти условия», — рассказывает Генкин.

Автор проекта «Женщина, тюрьма, общество» Леонид Агафонов уверен, что содержать арестованных за административное правонарушение в ИВС незаконно, поэтому эти люди могут обращаться с жалобой в прокуратуру и требовать компенсации через суд.

«Каждая тюрьма устроена по определенным стандартам. ИВС, например, строили для людей, которые там должны находиться не более 10 суток. Спецприемники сооружались так, чтобы люди там могли пребывать до 30 суток. В ИВС более серьезная охрана. ИВС обслуживают люди, которые заточены под разные режимы. Они прописаны в приказе № 950 МВД. Содержание административно-задержанных в ИВС незаконно, так как это ухудшает положение человека», — заключил Агафонов.

Введите поисковый запрос и нажмите Enter.

Сообщить об опечатке

Текст, который будет отправлен нашим редакторам: