«Германия закрывает все, что связано с использованием атомной энергии». Зачем «урановые хвосты» едут в Россию? – Северо-Запад. МБХ медиа
МБХ медиа. Северо-Запад
Сейчас читаете:
«Германия закрывает все, что связано с использованием атомной энергии». Зачем «урановые хвосты» едут в Россию?

«Германия закрывает все, что связано с использованием атомной энергии». Зачем «урановые хвосты» едут в Россию?

Насколько опасны для россиян «урановые хвосты», что это такое и зачем везут 12 тысяч тонн ОГФУ в Россию из Германии? «Северо-Запад. МБХ медиа» ответил на эти вопросы генеральный директор Экологического правового центра «Беллона» Александр Никитин.

Что собой представляет обедненный гексафторид урана, который поступает к нам от немецкой компании Urenco? Какими свойствами он обладает?

Природный уран состоит из трех радиоактивных изотопов: U-238, U-235, U-234. После добычи природный уран переводят в форму гексафторида (соединение урана с фтором U-F6), после чего гексафторид урана начинают обогащать по изотопу U-235, чтобы использовать его как топливо в ядерных реакторах. На урановом топливе, обогащенном изотопом U-235, сегодня работает большинство атомных энергетических реакторов.

В процессе обогащения природного урана получаем «богатый» урановый продукт и «бедный» продукт. «Богатый» отправляем для изготовления топлива, а «бедный» гексафторид урана (ОГФУ) на склад, где он лежит, пока руки не дойдут, чтобы его как-то использовать. Раньше вообще не было технологии для использования ОГФУ, поэтому так много его в мире и накопилось, а сейчас нашли такие технологии

В технологических процессах обогащения ОГФУ находится в газообразной форме. Газообразный гексафторид урана — тяжелый бесцветный газ. В процессах транспортировки и хранения ОГФУ находится в твердом состоянии. Твердость примерно пять единиц, то есть это твердость гранита. При нормальных условиях ОГФУ находится в твердом состоянии. Переход ОГФУ в жидкое состояние возможен только при повышенном давлении и температуре.

ОГФУ — это ядерный материал, поэтому он радиоактивный. Радиоактивность ОГФУ меньше, чем природного урана. Кроме этого, при определенных условиях он химически активен.

ОГФУ разлагается при разогреве с образованием токсичных паров фтористого водорода. Реагирует с ароматическими соединениями типа бензола, толуола и ксилола, бурно реагирует с водой и этанолом. Агрессивен в отношении многих металлов, пластиков, резины и полимерных покрытий. ГФУ создает риск при вдыхании: опасное загрязнение воздуха достигается довольно быстро при испарении этого вещества при 20 °C. Оказывает разъедающее действие на глаза, кожу и дыхательные пути, может оказывать действие на почки, приводя к поражению почек и повреждению тканей. Газообразный UF6 (фторид урана) очень быстро реагирует с парами воды.

Какова химическая и радиационная опасность ОГФУ?

Опасность возникает при нарушении правил обращения с ОГФУ, но это также как и с другими опасными веществами, кислотами, ядерными материалами и др. Все правила изложены в нормативных документах, например, «Правила безопасности при транспортировании радиоактивных материалов», СанПин и другие. Мы писали об этом в докладе «Транспортировка радиоактивных металлов». Правила, которые прописаны в этих больших документах, должны строго соблюдаться.

Какие существуют риски для россиян и окружающей среды в связи с завозом ОГФУ?

При обращении с опасными веществами потенциальные риски есть всегда. Они наступают тогда, когда нарушаются правила обращения с этими веществами. Также и с ОГФУ. Если нарушать правила обращения, то для людей и окружающей среды наступают радиоактивные и химические проблемы. Если правила соблюдаются — никаких рисков нет. Это, примерно, как при управлении автомобилем, правила не соблюдаешь — получишь проблемы вплоть до смертельных.

Компания Urenco около 10 лет не привозила нам обедненный уран. Что она с ним делала все это время?

Часть перерабатывали, часть складировали.

Почему люди опасаются, что Россия станет могильником ядерных отходов из-за ввоза «урановых хвостов»?

Думаю, что одна группа людей не понимает самого процесса обращения с ОГФУ, вторая, вообще, не понимает, что такое ОГФУ, а у третьей группы работа такая — создавать страхи там, где обычный человек без соответствующего образования не может разобраться в проблеме. Поэтому они используют страшные слова, типа «Россия станет могильником ядерных отходов», чтобы всем было страшно.

Если условия контракта Росатома с компанией Urenco не разглашаются, то, как мы можем судить, что часть полученного обогащенного материала отправят обратно в Германию?

Не могу ответить на этот вопрос. Urenco отдает ОГФУ. Это давальческая сделка, то есть топливная компания Росатома ТВЭЛ получает сырье бесплатно, его перерабатывает, и она должна как-то расплатиться с тем, кто сырье дал. Расплачивается частью обогащенного урана. Я так понимаю.

Вы пишите, что остатки от проделанной операции будут переводиться в безопасную для хранения форму, оставаясь в России. И что это за безопасная для хранения форма? То есть, по сути, получается, что к нам везут все-таки отходы, по крайней мере, часть точно отходы?

Безопасная форма — это ОЗОУ (обедненная закись-окись урана). Она получается после обезфторивания ОГФУ. Для тех, у кого нет технологий переработки (или по каким-то причинам они эти технологии не хотят использовать — например, Urenco) и планов дальнейшего использования ОГФУ, этот продукт может считаться «отходом», то есть материалом, который в дальнейшем не планируется к использованию. Если есть технологии и планы, то для этой стороны это не отходы, а ресурс.

Как можно из ОГФУ извлекать топливо? Что для этого нужно? Почему Германия не делает это?

Германия вообще закрывает все, что связано с использованием атомной энергии, поэтому не делает. ОГФУ дообогащают на новых центрифугах, которых раньше не было (да и сейчас не у всех они есть).

Как именно можно использовать ОГФУ в отраслях строительства, машиностроения и военной промышленности?

ОГФУ, которое есть в России и которое ввозится из-за рубежа, проходит процесс дообогащения в результате часть ОГФУ (дообогащенного) отправляют на изготовление ядерного топлива, остальное (то, что осталось после дообогащения) переводят во фтористую кислоту и в безопасную для хранения оксидную форму — обедненную окись-закись урана (ОЗОУ). ОЗОУ — это материал, который предает крепость металлу, цементу и другим веществам. Поэтому он применяется, например, чтобы делать броню танкам или твердость противотанковым снарядам.

Если взять, например, 1 тонну ОГФУ и провести дообогащение, то получиться 100−150 кг обогащенного урана, который пойдет на изготовление топлива для АЭС и 800−850 кг еще более обедненного ОГФУ. Этот очень «бедный» ОГФУ можно использовать для получения фтористой кислоты и то, что останется, переведут в ОЗОУ. Есть еще вариант — не переводить «очень бедный» ОГФУ в кислоту и ОЗОУ, а использовать этот «очень бедный» ОГФУ для изготовления МОКС-топлива (это топливо, где используется Уран+Плутоний).

Сколько в России вырабатывается своего ОГФУ?

По заявлению ТВЭЛа, в России около 1 млн тонн ОГФУ, из этого миллиона примерно 95% собственного ОГФУ, который нарабатывался практически все 75 лет, пока использовалась атомная энергия в мирных и военных (изготовления ядерного оружия) целях.

Вы написали в пресс-релизе, что побывали на зеленогорском «Электрохимическом заводе», где хранят и перерабатывают обедненный гексафторид урана. Какие объемы у них?

Примерно около 600 тысяч тонн.

Сколько лет они им занимаются?

Немного. Установки, которые они используют — это французская технология, которая появилась в России, максимум лет 10 назад.

Согласно программе безопасного обращения с обедненным гексафторидом урана корпорации «Росатом», к 2057 году планируется полная ликвидация запасов ОГФУ на всех площадках.

К 2024 году — прекращение роста запасов ОГФУ за счет увеличения мощности установок «W-ЭХЗ» до 20 тыс. тонн ОГФУ в год. В 2027—2028 годы — начало снижения запасов ОГФУ за счет ввода в эксплуатацию установок «W-УЭХК» мощностью 20 тыс. тонн ОГФУ в год, увеличения мощности «W-ЭХЗ» до 30 тыс. тонн ОГФУ в год и ввода в строй установки «НХП-СХК"1 с планируемой мощностью до 12 тысяч тонн ОГФУ в год.

Куда они отправляют переработанный гексафторид урана? В какие компании и на какие цели?

В компанию ТВЭЛ для изготовления топлива. ОЗОУ и Фтористую кислоту в промышленность.

Как используют ту часть, которую не удается переработать?

Складируют для использования в быстрых реакторах.

Для справки: Александр Никитин — генеральный директор Экологического правового центра «Беллона», бывшие военный, окончивший Ленинградскую Военно-морскую Академию по специальности инженер-механик ядерных энергетических установок, служил на атомных подводных лодках, работал руководителем группы Инспекции ядерной безопасности Министерства обороны РФ. Член Общественного совета госкорпорации Росатом. Автор экологических докладов «Беллоны». Лауреат ряда международных премий в области окружающей среды и прав человека.

Введите поисковый запрос и нажмите Enter.

Сообщить об опечатке

Текст, который будет отправлен нашим редакторам: